Кресто-Воздвиженский храм г. Винницы | Школа – сад Св. Николая

Рождество Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа

Рождество Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа

Рождество Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа

Рождество Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа

Праздник Рождества Христова празднуется 7 января (нов. ст.) и имеет 5 дней предпразднства и 6 дней попразднства.
Последний день предпразднства именуется Навечерием Рождества Христова или Рождественским сочельником.

Рож­де­ство Иису­са Хри­ста бы­ло так: оно слу­чи­лось по об­ру­че­нии Пре­бла­го­сло­вен­ной Ма­те­ри Его, Пре­чи­стой Де­вы Ма­рии с Иоси­фом, му­жем пра­вед­ным и уже ста­рым (ибо ему бы­ло во­семь­де­сят лет). Пре­чи­стая Де­ва да­на бы­ла ему, по сви­де­тель­ству свя­то­го Гри­го­рия Нис­ско­го[1] и свя­то­го Епи­фа­ния Кипр­ско­го[2] под ви­дом су­пру­же­ства, дабы он хра­нил Ее дев­ство и за­бо­тил­ся о Ней. Еще преж­де, чем они ста­ли жить вме­сте, ока­за­лось, что Она име­ет во чре­ве от Ду­ха Свя­то­го. Иосиф был мни­мым му­жем Ма­рии, а в дей­стви­тель­но­сти хра­ни­те­лем по­свя­щен­ной Бо­гу де­ви­че­ской чи­сто­ты Ее и оче­вид­цем Ее непо­роч­ной жиз­ни. Ибо Гос­по­ду угод­но бы­ло ута­ить от диа­во­ла тай­ну Сво­е­го во­пло­ще­ния от пре­чи­стой Де­вы, и для се­го Он по­крыл дев­ство Ма­те­ри Сво­ей су­пру­же­ством, чтобы враг не знал, что это та Де­ва, о Ко­то­рой пред­рек Ис­а­ия: «се, Де­ва во чре­ве при­мет» (Ис.7:14). Об этом сви­де­тель­ству­ет свя­той Афа­на­сий, ар­хи­епи­скоп Алек­сан­дрий­ский[3], в сле­ду­ю­щих сло­вах «Иосиф дол­жен был по­слу­жить та­ин­ству, чтобы Де­ва, как бы име­ю­щая му­жа, сла­ви­лась[4], и чтобы са­мая ис­ти­на ве­щи оста­лась со­кры­тою от диа­во­ла, дабы он не знал име­ю­ще­го со­вер­шить­ся, ка­ким об­ра­зом Бог бла­го­из­во­лит пре­бы­вать с людь­ми» (Сло­во на Рож­де­ство Хри­сто­во). И свя­той Ва­си­лий Ве­ли­кий[5] го­во­рит: «Об­ру­че­ние с Иоси­фом со­вер­ши­лось для то­го, чтобы ута­ить от кня­зя ве­ка се­го (т.е. диа­во­ла) во­пло­ще­ние Сы­на Бо­жия» (Сло­во на Рож­де­ство Хри­сто­во). То же го­во­рит и свя­той Иоанн Да­мас­кин[6]: «Иосиф об­ру­ча­ет­ся Ма­рии как муж, чтобы диа­вол, не зная о без­муж­нем Рож­де­стве Хри­сто­вом от Де­вы, от­сту­пил, т.е. пе­ре­стал воз­буж­дать Иро­да и под­стре­кать иуде­ев к за­ви­сти. Ибо диа­вол с са­мо­го то­го вре­ме­ни, ко­гда Ис­а­ия пред­рек, что «се, Де­ва во чре­ве при­мет и ро­дит» (Ис.7:14), зор­ко сле­дил за все­ми де­ви­ца­ми, как бы ко­то­рая из них не за­ча­ла без му­жа и не ро­ди­ла, оста­ва­ясь де­вою. Бо­жие смот­ре­ние устро­и­ло Об­ру­че­ние Де­вы Ма­рии с Иоси­фом, дабы от кня­зя тьмы ута­и­лось и дев­ство Пре­чи­стой Бо­го­ро­ди­цы, и во­пло­ще­ние Бо­га Сло­ва». Еще преж­де со­вер­ше­ния су­пру­же­ской тай­ны, Пре­чи­стая Де­ва Ма­рия ока­за­лась име­ю­щею во чре­ве от Ду­ха Свя­то­го, и воз­рас­та­ло свя­тое чре­во Ее, вме­ща­ю­щее в се­бе невме­сти­мо­го Бо­га. Осо­бен­но же об­на­ру­жи­лась Ее бе­ре­мен­ность то­гда, ко­гда, по про­ше­ствии сво­е­го трех­ме­сяч­но­го пре­бы­ва­ния у Ели­са­ве­ты, Она воз­вра­ти­лась в дом свой (Лк.1:56), и Бо­же­ствен­ный плод внут­ри Ее с каж­дым днем воз­рас­тал, а день рож­де­ния мла­ден­ца Хри­ста все бо­лее и бо­лее при­бли­жал­ся. Уви­дев это, Иосиф был в ве­ли­ком недо­уме­нии и пе­ча­ли, ибо он ду­мал, что Она на­ру­ши­ла обет дев­ства. В ве­ли­ком сму­ще­нии пра­вед­ный ста­рец го­во­рил: «Как мог­ло это про­изой­ти? Я не по­знал Ее и да­же мыс­лию не со­гре­шил про­тив Нее, а вот Она бе­ре­мен­на. Увы, как это слу­чи­лось? Кто пре­льстил Ее? И что мне де­лать, не знаю. Об­ли­чить ли мне Ее, как за­ко­но­пре­ступ­ни­цу, или умол­чать ра­ди сты­да, ко­то­рый то­гда ля­жет на Нее и на ме­ня? Ес­ли я об­ли­чу Ее, то, ко­неч­но, Она бу­дет по­би­та кам­ня­ми по за­ко­ну Мо­и­се­е­ву, и я яв­люсь как бы му­чи­те­лем, пре­дав­шим Ее на лю­тую смерть. Ес­ли же я не под­верг­ну Ее об­ли­че­нию, то бу­ду иметь часть с пре­лю­бо­де­я­ми. Что же мне де­лать? Недо­уме­ваю. От­пу­щу я Ее тай­но, пусть идет Она, ку­да хо­чет. Или я сам уй­ду от Нее в да­ле­кую стра­ну, чтобы гла­за мои не ви­де­ли та­ко­го по­но­ше­ния». Раз­мыш­ляя так, пра­вед­ный Иосиф по­до­шел к Де­ве Ма­рии и ска­зал Ей, как об этом сви­де­тель­ству­ет свя­той Со­фро­ний, пат­ри­арх Иеру­са­лим­ский[7]«Ма­рия, что де­ло сие, еже в те­бе зрю; за честь, сра­мо­ту: за ве­се­лие, скорбь: вме­сто еже хва­ли­ти­ся, уко­риз­ну ми при­нес­ла еси: от иерей из церкве та­ко непо­роч­ну тя при­ях, и что се ви­ди­мое»[8]. И свя­той Афа­на­сий Алек­сан­дрий­ский о том же по­вест­ву­ет так: «Иосиф, ви­дя, что Де­ва Ма­рия име­ет во чре­ве, но не ве­дая, ка­кое ве­ли­кое со­кро­ви­ще внут­ри Ее, в сму­ще­нии так во­про­шал Ее: «Что слу­чи­лось с То­бою, Ма­рия? Не ты ли чи­стая Де­ва, вос­пи­тан­ная в свя­щен­ных при­тво­рах хра­ма? Не Ты ли Ма­рия, не хо­тев­шая взи­рать на ли­ца му­жей? Не Ты ли Ма­рия, Ко­то­рую свя­щен­ни­ки не мог­ли уго­во­рить всту­пить в брак? Не ты ли Ма­рия, обе­щав­шая со­хра­нить ро­зу дев­ства неувя­да­е­мою? Где чер­тог Тво­е­го це­ло­муд­рия? Где гор­ни­ца, охра­няв­шая Твою дев­ствен­ную чи­сто­ту? Где Твое стыд­ли­вое ли­цо? Я сты­жусь, а ты чув­ству­ешь дерз­но­ве­ние, по­ели­ку я ута­и­ваю грех Твой». Ко­гда Иосиф все это го­во­рил к Ней, то, о, как сты­ди­лась несквер­ная Аг­ни­ца, непо­роч­ная го­лу­би­ца, це­ло­муд­рен­ная Де­ва, крас­нея в ли­це от та­ких слов Иоси­фо­вых! Не сме­ла Она от­крыть ему о бла­го­ве­стии, ко­то­рое при­нес Ей Ар­хан­гел и о про­ро­че­стве, ко­то­рое из­рек­ла о Ней Ели­са­ве­та, — не сме­ла Она сде­лать се­го по­то­му, что бо­я­лась по­ка­зать­ся тще­слав­ною и лю­бя­щею по­хва­лу. О сем сви­де­тель­ству­ет и вы­ше­упо­мя­ну­тый свя­той Афа­на­сий, ко­то­рый вла­га­ет в уста Ее та­кие сло­ва к Иоси­фу: «Ес­ли Я бу­ду Са­ма о се­бе по­вест­во­вать те­бе, то по­ка­жусь те­бе тще­слав­ною. По­тер­пи немно­го, Иосиф, и пас­ты­ри от­кро­ют те­бе обо Мне». Од­но толь­ко и го­во­ри­ла Де­ва Ма­рия Иоси­фу в от­вет на его недо­уме­ние: «Жив Гос­подь, хра­ня­щий Ме­ня до­ныне в непо­роч­ном дев­стве, ибо Я не по­зна­ла гре­ха, ни­кто не при­кос­нул­ся Ме­ня, а то, что во Мне, от Бо­жия хо­те­ния и по Бо­жию дей­ствию». Иосиф же, как че­ло­век, ду­мал по-че­ло­ве­че­ски и по­до­зре­вал, что Ее за­ча­тие про­изо­шло от гре­ха. Но, бу­дучи пра­вед­ным, он не хо­тел об­ли­чить Ее, а за­хо­тел тай­но от­пу­стить Ее, или (как на­пи­са­но в сир­ском пе­ре­во­де) он за­ду­мал тай­но оста­вить Ее, то есть уй­ти от Нее ку­да-ни­будь да­ле­ко. Ко­гда же он это по­мыс­лил, вот ан­гел Гос­по­день во сне явил­ся ему, го­во­ря «Иосиф, сын Да­ви­дов, не бой­ся при­нять Ма­рию, же­ну твою». Ан­гел по­то­му на­зы­ва­ет Де­ву же­ною Иоси­фа, чтобы опро­верг­нуть мысль его о пре­лю­бо­де­я­нии (ибо Иосиф ду­мал, что Ма­рия за­ча­ла от пре­лю­бо­де­я­ния). Ан­гел как бы так го­во­рил Иоси­фу: «Об­ру­чен­ная те­бе же­на, а не при­над­ле­жа­щая ино­му му­жу». О сем бла­жен­ный Фе­о­фи­лакт го­во­рит так:[9] «Ан­гел на­зы­ва­ет Ма­рию же­ною Иоси­фа, по­ка­зы­вая этим, что об­ру­чен­ная ему не осквер­ни­лась с иным. А так­же и по­то­му, чтобы вме­сте с дев­ством бы­ло по­чте­но и за­кон­ное су­пру­же­ство» Так рас­суж­да­ет и свя­той Ва­си­лий Ве­ли­кий: «Ан­гел на­звал Ма­рию и Де­вою, и об­ру­чен­ною му­жу, чтобы и дев­ство по­чтить, и брак не уко­рить. Дев­ство бы­ло из­бра­но как необ­хо­ди­мое для свя­то­го рож­де­ния, а об­ру­че­ние, ко­то­рое есть на­ча­ло бра­ка, бы­ло со­вер­ше­но по за­ко­ну для то­го, чтобы не по­ду­мал кто, что рож­де­ние про­изо­шло от без­за­ко­ния, а так­же и для то­го, чтобы Иосиф был все­гдаш­ним сви­де­те­лем Ма­ри­и­ной чи­сто­ты, дабы Она не под­верг­лась на­ре­ка­ни­ям за то, что буд­то бы осквер­ни­ла дев­ство. Она име­ла (в ли­це Иоси­фа) Се­бе об­руч­ни­ка, ко­то­рый был сви­де­те­лем и хра­ни­те­лем Ее жиз­ни» (сло­во на Рож­де­ство Хри­сто­во). Ан­гел го­во­рит Иоси­фу: «Не бой­ся при­нять Ма­рию же­ну твою». Эти сло­ва озна­ча­ют «При­ми же­ну свою по об­ру­че­нию, и де­ву по Ее обе­ту, дан­но­му Бо­гу (так объ­яс­ня­ют свя­той Гри­го­рий Нис­ский и бла­жен­ный Иеро­ним)[10], ибо Она есть пер­вая в Из­ра­иль­ском на­ро­де де­ва, ко­то­рая обе­ща­ла Бо­гу со­блю­сти Свое дев­ство неосквер­нен­ным до са­мой кон­чи­ны. Но бой­ся, ибо ро­див­ше­е­ся в Ней есть от Ду­ха Свя­то­го. Ро­дит же Сы­на, и на­ре­чешь имя Ему, — на­ре­чешь имя как отец, хо­тя ты и не участ­во­вал в Его рож­де­нии, по­то­му что от­цам обыч­но да­вать име­на сво­им де­тям, как и Ав­ра­ам на­звал сы­на сво­е­го Иса­а­ком (Быт.21:2) Так и ты, хо­тя ты и не при­род­ный, но толь­ко мни­мый отец Мла­ден­ца, по-от­цов­ски по­слу­жишь Ему, на­рек­ши Ему имя». Бла­жен­ный Фе­о­фи­лакт так го­во­рит Иоси­фу, от ли­ца ан­ге­ла: «Хо­тя ты и не имел ни­ка­ко­го уча­стия в рож­де­нии Мла­ден­ца, но я хо­чу дать те­бе этот сан (оте­че­ский), чтобы ты на­рек Ему и имя, ты на­зо­вешь Ему имя, хо­тя Он и не есть твое рож­де­ние, через это ты сде­ла­ешь Ему то, что свой­ствен­но от­цу. Ка­кое же имя? Иисус, что зна­чит Спа­си­тель, ибо Он спа­сет лю­дей Сво­их от гре­хов их». Иосиф, встав ото сна, сде­лал так, как по­ве­лел ему ан­гел Гос­по­день, и при­нял же­ну свою, об­ру­чен­ную ему, Ко­то­рая бы­ла непо­роч­ною Де­вою, по­свя­щен­ною Гос­по­ду через обет дев­ства, и Ма­те­ри­ею Вла­ды­ки, за­чав­шею Спа­си­те­ля ми­ра от Ду­ха Свя­то­го. Он при­нял Ее, как об­руч­ни­цу свою, с лю­бо­вью воз­да­вая Ей ве­ли­кую честь, как Гос­под­ней Де­ве, и слу­жа Ей с бла­го­го­ве­ни­ем и стра­хом, как Ма­те­ри Спа­си­те­ля. «И не знал Ее, до­ко­ле ро­ди­ла» (Мф.1:25), т.е (по изъ­яс­не­нию Фе­о­фи­лак­та) ни­ко­гда не по­зна­вал Ее, как же­ну Ибо как мог он, бу­дучи пра­ве­ден, по­знать Ее, Ко­то­рая да­на ему бы­ла из хра­ма Гос­под­ня не для бра­ка, а для хра­не­ния Ее дев­ства под ви­дом бра­ка? Как мог он при­кос­нуть­ся к де­ви­це Гос­под­ней, Ко­то­рая обе­ща­ла Бо­гу веч­ное дев­ство? Как мог он кос­нуть­ся Пре­не­по­роч­ной Ма­те­ри Гос­по­да Сво­е­го и Со­зда­те­ля? А то, что Еван­ге­лие го­во­рит: до­ко­ле ро­ди­ла, — это со­став­ля­ет обыч­ное вы­ра­же­ние Пи­са­ния, ко­то­рое упо­треб­ля­ет сло­во «до­ко­ле» в смыс­ле нескон­ча­е­мо­го вре­ме­ни. Ибо и Да­вид го­во­рит: ска­зал Гос­подь Гос­по­ду мо­е­му: «се­ди одес­ную ме­ня, до­ко­ле по­ло­жу вра­гов Тво­их в под­но­жие Ног Тво­их» (Пс.109:1)[11]. Здесь не та мысль, что Гос­подь — Сын толь­ко до­то­ле бу­дет си­деть одес­ную Гос­по­да — От­ца, до­ко­ле Он не по­ло­жит вра­гов Его к под­но­жию ног Его; но та, что и по­сле то­го, как вра­ги Его бу­дут по­ко­ре­ны под но­ги Его, Гос­подь — Сын еще пре­слав­нее си­деть бу­дет, как По­бе­ди­тель, в бес­ко­неч­ные ве­ка. По­доб­но се­му пи­шет­ся о свя­том Иоси­фе: «И не знал Ее, до­ко­ле ро­ди­ла» (Мф.1:25) — не в том смыс­ле, буд­то бы по­том он дол­жен был по­знать Ее, как ду­ма­ли неко­то­рые ере­ти­ки[12], ка­ко­вое уче­ние чуж­до Пра­во­слав­ной Церк­ви; но в том смыс­ле, что по рож­де­нии та­ко­го Сы­на, Ко­то­рый был Бо­гом во­пло­щен­ным, и по­сле столь ве­ли­ких чу­дес, со­вер­шив­ших­ся во вре­мя рож­де­ства Его, ко­то­рых Иосиф был са­мо­вид­цем, бла­го­че­сти­вый сей ста­рец не толь­ко не смел кос­нуть­ся Ее, но и глу­бо­ко по­чи­тал Ее, как раб гос­по­жу свою, слу­жа Ей, как Ма­те­ри Бо­жи­ей со стра­хом и тре­пе­том. О том сло­ве «до­ко­ле» свя­той Фе­о­фи­лакт бе­се­ду­ет так: «Пи­са­ние обыч­но так го­во­рит, как и о по­то­пе оно го­во­рит: «не воз­вра­тит­ся во­рон в Ков­чег, до­ко­ле не ис­чезнет во­да с зем­ли» (Быт.8:7), а во­рон и по­том не воз­вра­тил­ся. И Хри­стос го­во­рит: «Я с ва­ми во все дни до скон­ча­ния ве­ка» (Мф.28:20). А раз­ве по скон­ча­нии ве­ка Он не бу­дет с на­ми? На­про­тив, то­гда еще бо­лее, в бес­ко­неч­ные ве­ки, бу­дет Он с на­ми. Так и здесь го­во­рит­ся: до­ко­ле ро­ди­ла, т.е. что Иосиф не по­зна­вал Пре­свя­тую Де­ву ни до рож­де­ния, ни по­сле рож­де­ния Хри­ста, по­доб­но то­му, как и Гос­подь и в про­дол­же­ние ве­ка, и по скон­ча­нии ве­ка бу­дет с на­ми неот­ступ­но. Да и как мог Иосиф кос­нуть­ся Пре­чи­стой Де­вы, по­сле то­го, как узнал о неиз­ре­чен­ном рож­де­нии от Нее Спа­си­те­ля?»

Детальнее

Подписаться на обновления сайта