Кресто-Воздвиженский храм г. Винницы | Школа – сад Св. Николая

Священномученик Харалампий, епископ Магнезийский, мученики Порфирий и Ваптос

Священномученик Харалампий

Священномученик Харалампий

ДНИ ПАМЯТИ:

ЖИТИЯ

КРАТКИЕ ЖИТИЯ СВЯЩЕННОМУЧЕНИКА ХАРАЛАМПИЯ, ЕПИСКОПА МАГНЕЗИЙСКОГО, МУЧЕНИКОВ ПОРФИРИЯ И ВАПТОСА

Свя­щен­но­му­че­ник Ха­ра­лам­пий, епи­скоп Маг­не­зий­ский, му­че­ни­ки Пор­фи­рий и Вап­тос и три же­ны му­че­ни­цы по­стра­да­ли в 202 го­ду.

Свя­той Ха­ра­лам­пий, епи­скоп фес­са­лий­ско­го го­ро­да Маг­не­зии (се­ве­ро-во­сточ­ная об­ласть Гре­ции), успеш­но рас­про­стра­нял ве­ру во Хри­ста Спа­си­те­ля. Весть о его про­по­ве­ди до­шла до пра­ви­те­ля об­ла­сти Лу­ки­а­на и во­е­на­чаль­ни­ка Лу­кия, по рас­по­ря­же­нию ко­то­ро­го свя­той был схва­чен и при­ве­ден на суд, где твер­до ис­по­ве­дал ве­ру во Хри­ста и от­ка­зал­ся при­не­сти жерт­ву идо­лам. Несмот­ря на пре­клон­ный воз­раст епи­ско­па (ему бы­ло уже 113 лет), его под­верг­ли чу­до­вищ­ным ис­тя­за­ни­ям: тер­за­ли те­ло же­лез­ны­ми крю­чья­ми, по­ка не со­дра­ли всю ко­жу с го­ло­вы до ног. Свя­той при этом об­ра­щал­ся к му­чи­те­лям: «Бла­го­да­рю вас, бра­тия, вы об­но­ви­ли дух мой!»

Ви­дя тер­пе­ние стар­ца и пол­ное его незло­бие, два во­и­на – Пор­фи­рий и Вап­тос от­кры­то ис­по­ве­да­ли Хри­ста, за что тот­час же бы­ли усе­че­ны ме­чом. При­сут­ство­вав­шие при стра­да­ни­ях епи­ско­па Ха­ра­лам­пия три жен­щи­ны так­же ста­ли про­слав­лять Хри­ста и немед­лен­но бы­ли за­му­че­ны.

Раз­гне­ван­ный Лу­кий сам схва­тил ору­дия пы­ток и стал тер­зать свя­щен­но­му­че­ни­ка, но вне­зап­но у него, как от­се­чен­ные ме­чом, от­ня­лись ру­ки. При­шед­ший к ме­сту каз­ни пра­ви­тель плю­нул в ли­цо свя­то­го, и тот­час го­ло­ва его ока­за­лась по­вер­ну­той на­зад. То­гда Лу­кий стал умо­лять свя­то­го о по­ща­де, и по его мо­лит­ве оба му­чи­те­ля тут же по­лу­чи­ли ис­це­ле­ние. При этом мно­же­ство сви­де­те­лей уве­ро­ва­ли во Хри­ста. Сре­ди них был и Лу­кий, ко­то­рый при­пал к но­гам свя­то­го стар­ца, про­ся про­ще­ния.

Лу­ки­ан до­нес о слу­чив­шем­ся им­пе­ра­то­ру Сеп­ти­мию Се­ве­ру (193–211), на­хо­див­ше­му­ся в это вре­мя в Ан­тио­хии Пи­си­дий­ской (за­пад­ная часть Ма­лой Азии), и тот рас­по­ря­дил­ся при­ве­сти свя­то­го Ха­ра­лам­пия к се­бе, что бы­ло ис­пол­не­но с неви­дан­ной же­сто­ко­стью: свя­щен­но­му­че­ни­ка вла­чи­ли, при­вя­зав ве­рев­ку к бо­ро­де.

Им­пе­ра­тор при­ка­зал му­чить епи­ско­па еще силь­нее, и его ста­ли па­лить ог­нем. Но Си­ла Бо­жия по­мо­га­ла свя­то­му, и он остал­ся невре­дим. Кро­ме то­го, по его мо­лит­ве ста­ли со­вер­шать­ся чу­де­са: вос­крес умер­ший юно­ша, ис­це­лил­ся бес­но­ва­тый, му­чи­мый бе­сом 35 лет, так что на­род во мно­же­стве стал ис­по­ве­до­вать Хри­ста Спа­си­те­ля. Во Хри­ста уве­ро­ва­ла да­же дочь им­пе­ра­то­ра Га­ли­на, два­жды со­кру­шив­шая идо­лов в язы­че­ском хра­ме. По при­ка­зу им­пе­ра­то­ра свя­ти­те­ля би­ли кам­ня­ми по устам, хо­те­ли под­жечь бо­ро­ду, из ко­то­рой вы­шло пла­мя, опа­лив­шее му­чи­те­лей. Пол­ные зло­бы, Сеп­ти­мий Се­вер и его вель­мо­жа Кри­сп воз­двиг­ли ху­лу на Гос­по­да, глум­ли­во при­зы­вая Его сой­ти на зем­лю, по­хва­ля­ясь сво­ей си­лой и вла­стью. Во гне­ве Гос­подь по­ко­ле­бал зем­лю, ве­ли­кий страх на­пал на всех, оба же нече­стив­ца по­вис­ли в воз­ду­хе, свя­зан­ные неви­ди­мы­ми уза­ми, и лишь по мо­лит­ве свя­ти­те­ля бы­ли воз­вра­ще­ны вниз. Устра­шен­ный им­пе­ра­тор по­ко­ле­бал­ся бы­ло в сво­ем нече­стии, но вско­ре опять впал в за­блуж­де­ние и при­ка­зал му­чить свя­то­го, на­ко­нец, осу­дил его на усе­че­ние ме­чом. Во вре­мя сво­ей по­след­ней мо­лит­вы свя­той удо­сто­ил­ся ви­деть Са­мо­го Спа­си­те­ля и про­сил Его да­ро­вать то­му ме­сту, где бу­дут по­чи­вать его мо­щи, мир, пло­до­ро­дие, а лю­дям – про­ще­ние гре­хов и спа­се­ние. Гос­подь обе­щал ис­пол­нить про­ше­ние и вос­шел на небе­са, уно­ся с Со­бой ду­шу свя­щен­но­му­че­ни­ка Ха­ра­лам­пия, ко­то­рый при­нял, по ми­ло­сти Бо­жи­ей, мир­ную кон­чи­ну до каз­ни. Дочь им­пе­ра­то­ра – бла­жен­ная Га­ли­на по­греб­ла те­ло му­че­ни­ка с ве­ли­кой че­стью.

ПОЛНЫЕ ЖИТИЯ СВЯЩЕННОМУЧЕНИКА ХАРАЛАМПИЯ, ЕПИСКОПА МАГНЕЗИЙСКОГО, МУЧЕНИКОВ ПОРФИРИЯ И ВАПТОСА

В цар­ство­ва­ние нече­сти­во­го ца­ря Рим­ско­го Се­ве­ра[1] при рас­про­стра­не­нии Церк­ви Гос­по­да на­ше­го Иису­са Хри­ста слу­же­ние бе­сам ста­ло упа­дать и са­мое идо­ло­по­клон­ство пре­кра­щать­ся. В это вре­мя в го­ро­де Маг­не­зии[2] жил свя­той епи­скоп Ха­ра­лам­пий. Он на­став­лял лю­дей на путь спа­се­ния и по­учал их сло­ву Бо­жию; он го­во­рил: «Царь мой Иисус Хри­стос Ду­хом Свя­тым по­слал апо­сто­лов и про­ро­ков, дабы лю­ди, вра­зу­мив­шись их свя­той про­по­ве­дью, по­шли неуклон­но пу­тем прав­ды. Ваш же царь Се­вер лю­ты­ми му­ка­ми при­нуж­да­ет лю­дей к при­но­ше­нию жертв без­душ­ным идо­лам и этим са­мым пре­да­ет ду­ши их веч­ной смер­ти. Иисус Хри­стос, Царь мой, чрез про­ро­ков и апо­сто­лов пре­дал нам сло­ва небес­ной жиз­ни, – и этой про­по­ве­дью враг наш из­го­ня­ет­ся, змий по­пи­ра­ет­ся, неве­рие пре­тво­ря­ет­ся в ве­ру, уче­ние же бе­сов­ское по­ги­ба­ет, и па­да­ет в сво­ем лю­том па­де­нии вся вра­жья си­ла. Итак, долж­но луч­ше ве­ро­вать сло­вам, на­став­ля­ю­щим на путь веч­ной жиз­ни, неже­ли сто­ять за де­ло, при­чи­ня­ю­щее веч­ную па­гу­бу».

По­сле по­доб­ных слов свя­той епи­скоп был схва­чен невер­ны­ми и пред­став­лен на ис­тя­за­ние и суд к иге­мо­ну Лу­ки­а­ну и к во­е­на­чаль­ни­ку Лу­кию.

Ко­гда свя­щен­но­му­че­ник Ха­ра­лам­пий по­вто­рил пред ни­ми то же са­мое, иге­мон ска­зал ему:

– Ты от из­быт­ка серд­ца сво­е­го го­во­ришь без­рас­суд­ные сло­ва, не от­ли­чая добра от зла. Но, чест­ный ста­рец, не ду­май, что ты не бу­дешь за­му­чен за эти сло­ва. По­се­му, по­слу­шав­шись на­ше­го со­ве­та, ве­ди се­бя, как по­до­ба­ет стар­цу, и, хо­ро­шо раз­мыс­лив, при­сту­пи к бо­гам с жерт­вой, дабы нам не при­чи­нить те­бе та­ких мук, ка­ких ты не мо­жешь се­бе и пред­ста­вить.

Свя­той Ха­ра­лам­пий от­ве­чал:

– Я уже со­ста­рил­ся и окан­чи­ваю это вре­мен­ное жи­тие, ни за что не пре­зрю пред­сто­я­щих мне небес­ных благ.

То­гда судьи, при­дя в ярость, на­ча­ли при­го­тов­лять все для лю­тых мук, при­чем го­во­ри­ли ему:

– При­не­си жерт­ву бо­гам, злой че­ло­век!

Свя­той Ха­ра­лам­пий от­ве­чал:

– Не при­не­су я жерт­вы бе­сам. Ведь вы ви­ди­те, что бе­сы, ко­то­рых вы по­чи­та­е­те, тре­пе­щут и со­дро­га­ют­ся пред крест­ным зна­ме­ни­ем Хри­ста.

По­сле это­го судьи при­ка­за­ли со­влечь с Ха­ра­лам­пия его свя­щен­ные одеж­ды и об­на­жен­ным ста­ли му­чить это­го Ан­ге­ло­по­доб­но­го му­жа. По­ве­сив свя­щен­но­му­че­ни­ка, двое из слуг ста­ли тер­зать те­ло его же­лез­ны­ми ког­тя­ми и так про­дол­жа­ли до тех пор, по­ка не со­дра­ли всю ко­жу с го­ло­вы до ног.

Свя­той же Ха­ра­лам­пий, весь ис­тер­зан­ный, так го­во­рил му­чив­шим его: «Бла­го­да­рю вас, бра­тия, что, ис­стро­гав мое брен­ное те­ло, вы об­но­ви­ли дух мой, стре­мя­щий­ся пе­рей­ти в но­вую, веч­ную жизнь».

По­сле этих слов свя­то­го обо­их му­чив­ших его во­и­нов объ­ял ужас и они ска­за­ли су­дьям: «Бес­че­стие, на­но­си­мое ва­ми се­му че­ло­ве­ку, об­ра­ща­ет­ся ему в честь, а му­ки – в от­ра­ду. Не есть ли он сам Хри­стос? При­няв по­до­бие стар­ца, не при­шел ли он в Азию, дабы об­ра­тить к се­бе всех ее жи­те­лей? Те­ло его, тер­за­е­мое же­лез­ны­ми ког­тя­ми, ста­но­вит­ся твер­же же­ле­за, так что ког­ти вби­ва­ют­ся в него, а оно са­мо оста­ет­ся невре­ди­мым».

Ко­гда во­и­ны это ска­за­ли, иге­мон, за­скре­же­тав зу­ба­ми, вос­клик­нул: «О, злые ра­бы и ле­ни­вей­шие в ис­пол­не­нии по­ве­ле­ний! Не де­лая, что вам при­ка­за­но, вы еще за­щи­ща­е­те осуж­ден­но­го на му­ки!»

Во­и­ны же, му­чив­шие свя­то­го Ха­ра­лам­пия, из­не­мог­ли, на­ко­нец, со­вер­шен­но и ста­ли уже от­кры­то ис­по­ве­до­вать и про­слав­лять си­лу Хри­сто­ву, так укреп­ляв­шую стра­даль­ца, и по­то­му тот­час же оба бы­ли усе­че­ны за имя Гос­подне; име­на их бы­ли Пор­фи­рий и Вап­тос.

Так­же уве­ро­ва­ли здесь в Хри­ста и три жен­щи­ны, смот­рев­шие на стра­да­ние му­че­ни­ка. Они ста­ли про­слав­лять пре­свя­тое и все­силь­ное имя Его и за это бы­ли за­му­че­ны.

По­сле это­го пол­ко­во­дец Лу­кий, встав со сво­е­го ме­ста и взяв ору­дие па­ла­чей, сам стал му­чить свя­то­го Ха­ра­лам­пия, же­сто­ко тер­зая все те­ло его. И тот­час же ру­ки его от­ня­лись от лок­тей, как бы от­се­чен­ные ме­чом, и, при­лип­ши к те­лу му­че­ни­ка, по­вис­ли на нем.

Лу­кий, без рук, упал на зем­лю и стал взы­вать: «Сей че­ло­век – ча­ро­дей! По­мо­ги мне, иге­мон!»

Иге­мон, по­дой­дя и уви­дев ви­сев­шие на те­ле му­че­ни­ка ру­ки сво­е­го пол­ко­вод­ца, плю­нул в ли­цо свя­то­го Ха­ра­лам­пия, и в это мгно­ве­ние го­ло­ва иге­мо­на по­вер­ну­лась и ли­цо его уже ста­ло смот­реть на­зад.

То­гда маг­не­зий­цы, объ­ятые ве­ли­ким ужа­сом, на­ча­ли мо­лить свя­то­го му­че­ни­ка, про­из­но­ся: «Оставь свой гнев и от­вра­ти Бо­жие мще­ние! Ведь те­бе же по­ве­ле­но, чтобы ты не воз­да­вал злом за зло».

Свя­той Ха­ра­лам­пий ска­зал на это: «Жив Гос­подь Бог, что в серд­це мо­ем нет зло­бы, а на язы­ке – ле­сти! Вы са­ми ви­ди­те, как Хри­стос Бог на­ка­зал сих без­за­кон­ных на­чаль­ни­ков, Он же да­ру­ет нам и жизнь веч­ную, а нече­сти­вых – по­гу­бит».

То­гда все воз­зва­ли к Гос­по­ду: «Гос­по­ди, не по­гу­би нас, со­гре­шив­ших Те­бе! Вот Ты ныне, Бо­же, на­ка­зал на­ших кня­зей, дабы при­ве­сти нас к све­ту и со­де­лать до­стой­ны­ми жиз­ни веч­ной».

И уве­ро­ва­ло здесь во Хри­ста ве­ли­кое мно­же­ство на­ро­да.

По­сле это­го Лу­кий ска­зал: «Че­ло­век Бо­жий, Ан­гел Гос­по­день, по­ми­луй ме­ня, лю­то страж­ду­ще­го; мои вот ру­ки отя­го­ща­ют те­бя, ви­ся на тво­ем те­ле: воз­вра­ти их на свое ме­сто, то­гда и ты из­ба­вишь­ся от тя­го­сти, и я ис­це­люсь от сво­е­го неду­га, и, ес­ли ты это со­тво­ришь, я уве­рую в тво­е­го Бо­га».

То­гда свя­той, из­ли­вая пред Гос­по­дом свое мо­ле­ние, вос­клик­нул: «Ва­рух, Ма­ну­ид, Ма­рон-Афа, Рав­ву­ни, т.е. бла­го­сло­вен­ный, с на­ми Бо­же, Гос­по­ди наш, вос­при­яв­ший на­шу плоть, Учи­тель мой, при­з­ри на сми­ре­ние око­ван­ных, раз­ре­ши от уз ка­ры – су­дей мо­их сих и ис­це­ли ме­ня – все­го изъ­язв­лен­но­го ис­по­вед­ни­ка Тво­е­го!»

И вот по­слы­шал­ся го­лос с неба, про­из­но­сив­ший: «Ха­ра­лам­пий – зем­ной све­тиль­ник, оза­ря­ю­щий и небо, слу­га Ан­ге­лов, со­жи­тель про­ро­ков, друг апо­сто­лов, со­во­ин му­че­ни­ков и Мо­ей бе­се­ды до­стой­ный, Я услы­шал мо­лит­вы твои и при­нял сло­ва уст тво­их, да бу­дет это мо­ле­ние твое во ис­це­ле­ние сим бо­ля­щим».

И тот­час же Лу­кий и иге­мон Лу­ки­ан ис­це­ли­лись от сво­их бо­лез­ней.

То­гда Лу­кий, при­пав к но­гам свя­то­го му­че­ни­ка, стал про­сить Кре­ще­ния, ка­ко­во­го вско­ре и удо­сто­ил­ся, а иге­мон пре­кра­тил го­не­ние на хри­сти­ан: «по­ка, – ска­зал он, – я не из­ве­щу обо всем этом ца­ря».

По­сле это­го мно­гие, при­хо­дя к свя­то­му, по ис­по­ве­да­нии гре­хов сво­их кре­сти­лись, а боль­ные раз­лич­ны­ми неду­га­ми по­лу­ча­ли ис­це­ле­ние.

Иге­мон же Лу­ки­ан, от­пра­вив­шись к им­пе­ра­то­ру Се­ве­ру, ко­то­рый то­гда на­хо­дил­ся в Ан­тио­хии Пи­си­дий­ской[3], рас­ска­зал ему обо всем, что про­изо­шло в Маг­не­зии: «К нам явил­ся, – го­во­рил он, – некий че­ло­век из об­ще­ства га­ли­ле­ян; он на­чал всех от­вра­щать от бо­гов, боль­ным же – по­да­вать ис­це­ле­ние; пол­ко­во­дец Лу­кий, ис­целев, уве­ро­вал во Хри­ста, да и вся по­чти Маг­не­зия при­ня­ла его ве­ру; я же, то­же вы­здо­ро­вев, при­шел сю­да воз­ве­стить обо всем этом тво­е­му цар­ско­му ве­ли­че­ству».

Услы­шав это, Се­вер, ис­пол­нив­шись гне­ва, вос­клик­нул: «О, веч­ные бо­ги, опо­зо­рен­ные нече­сти­вы­ми людь­ми! За­чем уче­ние этих лжи­вых лю­дей так рас­про­стра­ни­лось на зем­ле!»

И тот­час он по­слал три­ста бес­че­ло­веч­ных и лю­тых во­и­нов схва­тить свя­то­го Ха­ра­лам­пия. Он при­ка­зал им сна­ча­ла пре­дать свя­то­го му­кам, а по­том при­ве­сти его из Маг­не­зии в Ан­тио­хию.

Во­и­ны, воз­вра­ща­ясь к ца­рю, по­ве­ли с со­бой и му­че­ни­ка Хри­сто­ва; они вби­ли в те­ло его ост­рый же­лез­ный гвоздь, в бо­ро­ду же, до­воль­но длин­ную, впле­ли ве­рев­ку, и, об­мо­тав ее во­круг шеи, так и вла­чи­ли свя­то­го на пу­ти к ца­рю.

И ко­гда они уже ото­шли от Маг­не­зии на пят­на­дцать ста­дий[4], шед­ший с пра­вой сто­ро­ны конь, об­ра­тив­шись к во­и­нам, че­ло­ве­че­ским го­ло­сом яс­но про­го­во­рил: «О, три­ста во­и­нов, вы три­жды сквер­ные слу­ги диа­воль­ские! Раз­ве вы не ви­ди­те при­сут­ству­ю­ще­го с че­ло­ве­ком сим Хри­ста Бо­га и Свя­то­го Ду­ха? За­чем же вы все это ему де­ла­е­те? О, же­сто­ко­сер­дые! Осво­бо­ди­те же то­го, ко­го не мо­же­те свя­зать, дабы вам и са­мим осво­бо­дить­ся от уз».

Во­и­ны бы­ли весь­ма устра­ше­ны та­кой че­ло­ве­че­ской ре­чью, ска­зан­ной ко­нем, од­на­ко, ис­пол­няя цар­ское по­ве­ле­ние, про­дол­жа­ли вла­чить свя­то­го му­че­ни­ка к Ан­тио­хии.

В это вре­мя диа­вол, пре­об­ра­зив­шись в стар­ца, пред­стал ца­рю Се­ве­ру и ска­зал ему: «Увы мне, царь! Я сам вла­де­тель скиф­ский, но во стра­ну мою при­шел некий че­ло­век по име­ни Ха­ра­лам­пий – ве­ли­кий волхв, и все во­ин­ство мое от­вра­тил от ме­ня, на­род же весь при­со­еди­нил­ся к ле­ги­о­нам мо­им, и вот я, остав­лен­ный все­ми, при­шел пре­ду­пре­дить те­бя, как бы и с то­бой не слу­чи­лось че­го по­доб­но­го».

Лишь толь­ко диа­вол про­из­нес это, как свя­той Ха­ра­лам­пий, вла­чи­мый во­и­на­ми, при­ве­ден был к ца­рю. Царь, уви­дев его, тот­час же вон­зил в грудь его три ост­рых ко­ла, а по­том при­ка­зал при­не­сти дро­ва, за­жечь их и па­лить му­че­ни­ка ог­нем по­не­мно­гу, дабы он не сра­зу умер, но по­доль­ше тер­пел му­ки.

Ко­гда так свя­то­го Ха­ра­лам­пия дол­гое вре­мя му­чи­ли, некая жен­щи­на, сто­яв­шая там в это вре­мя, из же­ла­ния уго­дить ца­рю взя­ла го­ря­чие уго­лья и по­сы­па­ла ими го­ло­ву, ли­цо и бо­ро­ду му­че­ни­ка, го­во­ря: «Умри, ста­рец, умри; луч­ше те­бе уме­реть, неже­ли со­блаз­нять нас сво­им льсти­вым уче­ни­ем».

Эта жен­щи­на бы­ла цар­ской на­лож­ни­цей. Сест­ра же ее ска­за­ла ей: «Или ты, ока­ян­ная, не бо­ишь­ся Бо­га? Ис­пол­няя во­лю цар­скую, ты про­гнев­ля­ешь Бо­га. Не по­мо­жет те­бе Се­вер, ко­гда на те­бя про­гне­ва­ет­ся Хри­стос».

И, об­ра­тив­шись к му­че­ни­ку, про­го­во­ри­ла: «Че­ло­век Бо­жий, чест­на есть ста­рость твоя и с то­бою Бог, в Ко­е­го и я же­лаю уве­ро­вать и из­ба­вить­ся от гре­хов мо­их».

По­сле се­го, ко­гда огонь уже по­гас, а слу­ги, му­чив­шие свя­то­го, из­не­мог­ли, хо­тя сам му­че­ник оста­вал­ся невре­ди­мым и со­вер­шен­но здо­ро­вым, царь про­из­нес: «Пе­ре­стань­те му­чить че­ло­ве­ка се­го: пусть он от­ве­ча­ет на мои во­про­сы».

И ко­гда свя­той му­че­ник при­ве­ден был бли­же к ца­рю, Се­вер ска­зал ему:

– Ха­ра­лам­пий, бе­се­дуя ра­но утром с ца­рем скиф­ским, я раз­гне­вал­ся и по­ху­лил те­бя; но, пре­тер­пев те­перь сие му­че­ние, ты оста­нешь­ся у нас в че­сти, ес­ли толь­ко бу­дешь от­ве­чать мне на то, о чем я бу­ду те­бя спра­ши­вать. Мно­го ли те­бе лет?

Свя­той Ха­ра­лам­пий от­ве­чал:

– Мно­го вре­ме­ни про­вел я в сей су­ет­ной жиз­ни: я про­жил сто три­на­дцать лет.

– Как же, про­жив столь­ко лет, – ска­зал Се­вер, – ты до сих пор не по­знал бес­смерт­ных бо­гов?

Свя­той му­че­ник от­ве­чал:

– Про­жив мно­го лет, царь, я при­об­рел и ве­ли­кое зна­ние: по­знав Хри­ста – Еди­но­го Ис­тин­но­го Бо­га, я и уве­ро­вал в Него.

Царь по­сле это­го спро­сил его, име­ет ли он же­ну или нет. Свя­той от­ве­чал:

– Я стя­жал се­бе Небес­ную Де­ву, т.е. цар­ство Хри­ста мо­е­го; на зем­ле же не имел же­ны.

То­гда царь спро­сил его:

– Уме­ешь ли ты вос­кре­шать мерт­вых?

– Это не во вла­сти че­ло­ве­че­ской, – от­ве­чал свя­той, – но во вла­сти Хри­сто­вой.

То­гда царь ве­лел при­ве­сти че­ло­ве­ка, уже дол­гое вре­мя одер­жи­мо­го злым ду­хом; трид­цать пят лет диа­вол му­чил это­го че­ло­ве­ка: же­лая по­гу­бить его, дух зло­бы то го­нял несчаст­но­го по пу­сты­ням и го­рам, то ввер­гал в де­бри, бо­ло­та и рас­се­ли­ны зем­ные.

Ко­гда че­ло­век этот был близ­ко под­ве­ден к свя­то­му, то, обо­няя бла­го­уха­ние от свя­то­го, тот­час же вос­клик­нул: «Мо­лю те­бя, раб Бо­жий, не му­чай ме­ня преж­де вре­ме­ни! Но по­ве­ли сло­вом, чтобы я вы­шел, и, ес­ли хо­чешь, я те­бе ска­жу, как во­шел в се­го че­ло­ве­ка».

Свя­той со­гла­сил­ся, и диа­вол рас­ска­зал сле­ду­ю­щее: «Сей че­ло­век хо­тел обо­красть ближ­не­го, но он ска­зал сам се­бе: ес­ли я сна­ча­ла не убью на­след­ни­ка его, то не в со­сто­я­нии бу­ду за­хва­тить его бо­гат­ства, и, убив ближ­не­го, уже хо­тел вос­хи­тить его на­след­ство; уви­дев его в та­ко­вом со­сто­я­нии, я во­шел в него и вот уже трид­цать пять лет как оби­таю в нем».

То­гда свя­той Ха­ра­лам­пий ска­зал диа­во­лу: «Вый­ди из се­го че­ло­ве­ка и не при­чи­няй ему боль­ше ни­ка­ко­го вре­да». И тот­час же диа­вол оста­вил его, и бес­но­ва­тый стал здо­ро­вым.

По­сле это­го царь вос­клик­нул:

– По­ис­ти­не ве­лик Бог хри­сти­ан!

Спу­стя три дня умер некий юно­ша; царь, при­ка­зав при­не­сти мерт­ве­ца к се­бе, ска­зал свя­то­му Ха­ра­лам­пию:

– По­мо­лись сво­е­му Бо­гу, да вос­креснет сей мерт­вец.

Свя­той, по­мо­лив­шись, вос­кре­сил мерт­во­го, и уве­ро­ва­ло при сем мно­го на­ро­да во Хри­ста; сам царь удив­лял­ся, ви­дя та­ко­вые чу­де­са.

В это вре­мя при ца­ре был некий епарх, по име­ни Кри­сп; на со­ве­те с Се­ве­ром он ска­зал ему: «Со­три че­ло­ве­ка се­го с ли­ца зем­ли – он волхв и свои чу­де­са тво­рит ча­ро­ва­ньем».

Царь, по­ве­рив сло­вам Кри­спа и из­ме­нив свое преж­нее доб­рое чув­ство к му­че­ни­ку, ска­зал ему:

– Ха­ра­лам­пий, при­не­си жерт­ву бо­гам, и ты из­бе­жишь ру­ки убий­цы.

Свя­той от­ве­чал:

– Му­ки при­но­сят мне ве­ли­кую поль­зу: на­сколь­ко те­ло мое по­кры­ва­ет­ся ра­на­ми, на­столь­ко ра­ду­ет­ся во мне дух мой.

То­гда царь, раз­гне­вав­шись, при­ка­зал бро­сать кам­ни в уста свя­то­го, бью­щие же его при­го­ва­ри­ва­ли: «По­ко­рись ца­рю, дабы не уме­реть те­бе без ви­ны».

На­ко­нец, царь ска­зал во­и­нам: «Возь­ми­те го­ря­щие фа­ке­лы и за­жги­те ему бо­ро­ду и опа­ли­те ли­цо его». И вот, ко­гда во­и­ны под­нес­ли фа­ке­лы к бо­ро­де свя­то­го, из нее вы­шло боль­шое ог­нен­ное пла­мя и, устре­мив­шись на сто­яв­ших во­круг лю­дей, опа­ли­ло до се­ми­де­ся­ти нече­стив­цев.

Уви­дев это, Се­вер, ис­пол­нен­ный яро­сти, ска­зал: «Прав­ду ска­зал мне царь скиф­ский, что Ха­ра­лам­пий волхв и что он так­же хо­чет и от ме­ня от­вра­тить мое вой­ско».

И по­том, об­ра­тив­шись к сво­им вель­мо­жам, он спро­сил их:

– Не ска­же­те ли вы мне, кто это Хри­стос, в Ко­то­ро­го ве­ру­ет Ха­ра­лам­пий?

– Хри­стос – это Сын Ма­рии, – от­ве­чал ему Кри­сп, – Он рож­ден Ею от пре­лю­бо­де­я­ния.

То­гда некий че­ло­век, по име­ни Ари­старх, ска­зал Кри­спу:

– Не буе­словь; от­ку­да ты слы­шал эту тай­ну и по­че­му зна­ешь, кто та­кое бы­ли Ма­рия и Хри­стос?

На это Кри­сп с гне­вом ска­зал:

– Ты раз­ве муд­рее ме­ня?

– Да, я боль­ше знаю, чем ты, – от­ве­чал Ари­старх. То­гда царь Се­вер вос­клик­нул:

– О, злой че­ло­век! Мне ли ты хо­чешь про­ти­во­ре­чить?

Ари­старх на это от­ве­тил:

– Нет, царь, ни те­бе не хо­чу про­ти­во­ре­чить, ни ко­му-ли­бо дру­го­му; я толь­ко за­щи­щаю Хри­ста.

По­сле это­го царь, го­ря яро­стью, взял лук, на­тя­нул его и, пу­стив стре­лу вверх, ска­зал: «Хри­стос, ес­ли ты жи­вешь на небе, сой­ди к нам и по­ставь шат­ры Свои на зем­ле; вот я го­тов­лю на Те­бя брань и имею мно­го вой­ска, чтобы вос­стать на Те­бя; итак, сой­ди на зем­лю и встань про­тив ме­ня. Ес­ли же Ты не сой­дешь, я низ­ло­жу небе­са, уга­шу солн­це и сам схва­чу Те­бя сво­и­ми ру­ка­ми».

В то вре­мя, как царь так дерз­ко и бес­стыд­но го­во­рил на Гос­по­да Хри­ста по­доб­ные ху­лы, зем­ля по­тряс­лась, и на всех на­пал ве­ли­кий страх. Раз­гне­ван­ный Гос­подь, как лист, по­ко­ле­бал зем­лю; и свер­ху бы­ли слыш­ны страш­ные рас­ка­ты гро­ма, и вид­ны бы­ли мол­нии, так что все здесь сто­яв­шие от стра­ха как бы омерт­ве­ли. Царь же и вме­сте с ним епарх Кри­сп, свя­зан­ные ка­ки­ми-то неви­ди­мы­ми уза­ми, под­ня­лись от зем­ли и как буд­то ви­се­ли в воз­ду­хе.

То­гда царь воз­звал к му­че­ни­ку: «Ха­ра­лам­пий, все это слу­чи­лось по мо­им гре­хам, и я спра­вед­ли­во терп­лю эту му­ку; но ты по­мо­лись Бо­гу сво­е­му, дабы мне из­ба­вить­ся от это­го му­че­ния, – и я про­слав­лю имя Его и твое по все­му го­ро­ду, ибо я объ­ят от Хри­ста тво­е­го ве­ли­ким ужа­сом».

В это вре­мя к ним по­до­шла цар­ская дочь, по име­ни Га­ли­на, и ска­за­ла Се­ве­ру: «Отец мой, ни­кто не мо­жет про­ти­вить­ся Бо­гу: ибо для хри­сти­ан Он есть на­деж­да, а для нече­сти­вых – по­гу­би­тель. Уве­руй в Него, и Он со­хра­нит те­бя и осво­бо­дит от тех неви­ди­мых уз, ко­и­ми ты сей­час им свя­зан. Свя­зав­ший те­бя есть веч­ный и все­мо­гу­щий Бог».

Пав пе­ред свя­тым му­че­ни­ком, бла­жен­ная Га­ли­на ска­за­ла: «Мо­лю те­бя, раб Бо­жий, по­мо­лись Гос­по­ду Хри­сту и сво­ей мо­лит­вой осво­бо­ди от­ца мо­е­го от сих неви­ди­мых уз».

И лишь толь­ко свя­той Ха­ра­лам­пий по­мо­лил­ся, как пре­кра­ти­лось это страш­ное пре­ще­ние Бо­жие, и царь, осво­бож­ден­ный вме­сте с епар­хом от каз­ни, встал на зем­лю и ска­зал: «Вла­ды­ка неба и Со­зда­тель зем­ли, по­ми­луй ме­ня! Жи­ву­щий на небе, при­з­ри ми­ло­стив­но на зем­лю!»

По­сле это­го царь вме­сте с епар­хом и все­ми сво­и­ми вель­мо­жа­ми от­пра­вил­ся к се­бе во дво­рец и от­ту­да не вы­хо­дил три дня, все вре­мя раз­мыш­ляя о гне­ве Бо­жи­ем и о толь­ко что быв­шем гроз­ном пре­ще­нии Гос­по­да.

В это вре­мя до­че­ри ца­ря – Га­лине – бы­ло ви­де­ние, о ко­то­ром она и пе­ре­да­ла свя­то­му Ха­ра­лам­пию: «Мне ка­за­лось, – го­во­ри­ла она, – что я стою в ка­кой-то обиль­но оро­ша­е­мой мест­но­сти; и вот вне­зап­но я уви­де­ла боль­шой ого­ро­жен­ный сад, в ко­то­ром бы­ли на­саж­де­ны вся­ко­го ро­да бла­го­уха­ю­щие де­ре­вья; по­сре­ди же них рос пре­крас­ный ви­но­град­ник, а в этом ви­но­град­ни­ке сто­ял вы­со­кий кедр, при кор­нях ко­то­ро­го стру­ил­ся ис­точ­ник. Око­ло это­го ме­ста сто­ял гроз­ный страж, не поз­во­ляв­ший ни­ко­му вой­ти в этот сад. Вбли­зи я уви­де­ла от­ца мо­е­го и епар­ха Кри­спа, ко­то­рых сте­ре­гу­щий этот сад сво­им ог­нен­ным ме­чом от­го­нял от се­го ме­ста. В это вре­мя я бы­ла объ­ята ве­ли­ким стра­хом и толь­ко мо­ли­лась, чтобы сей страж поз­во­лил мне остать­ся там. Он же в это вре­мя ска­зал мне: по­дой­ди сю­да, и я те­бя на ра­ме­нах сво­их с че­стью вне­су в сей сад. И ко­гда я в нем бы­ла под кед­ром, при ис­точ­ни­ке, я услы­ша­ла, что кто-то го­во­рит: те­бе и по­доб­ным те­бе да­но сие ме­сто. Вот ка­ко­во ви­де­ние бы­ло мне, и я те­перь умо­ляю те­бя, – окон­чи­ла Га­ли­на, – ска­жи мне, что оно озна­ча­ет?»

То­гда свя­той Ха­ра­лам­пий ска­зал ей: «Твой сон озна­ча­ет сле­ду­ю­щее: изоби­лие во­ды – это есть да­ро­ва­ния Ду­ха Свя­то­го, сад же ограж­ден­ный – это рай. Ви­но­град­ник озна­ча­ет упо­ко­е­ние в раю пра­вед­ни­ков, а бла­го­уха­ю­щие де­ре­вья – ли­ки свя­тых Ан­ге­лов. Вы­со­кий кедр зна­ме­ну­ет крест­ную сла­ву Хри­ста, ис­точ­ник же – жизнь веч­ную, да­ро­ван­ную кре­стом ро­ду че­ло­ве­че­ско­му. А страж, ко­то­рый при­нял те­бя на ра­ме­на свои, – это Гос­подь Хри­стос, Ко­то­рый, оста­вив в го­рах де­вя­но­сто де­вять овец, стал ис­кать про­пав­шую ов­цу и, най­дя ее, взял ее на ра­ме­на Свои (Лк.15:4-5). Отец же твой вме­сте с епар­хом бу­дут из­гна­ны от рая Бо­жия, ибо они – те­перь бла­го­дар­ные Бо­гу – ско­ро сно­ва бу­дут непо­кор­ны Ему, впав в диа­воль­ские се­ти».

Дей­стви­тель­но, вско­ре по­сле страш­но­го на­ка­за­ния Бо­жия царь Се­вер опять впал в за­блуж­де­ние и, оста­вив Бо­га, креп­кую мыш­цу Ко­е­го он толь­ко что по­знал, сно­ва об­ра­тил­ся к идо­лам. По­звав к се­бе му­че­ни­ка, он ска­зал ему:

– Ха­ра­лам­пий, по­слу­шай­ся со­ве­та мо­е­го, по­кло­нись бо­гам, – и ты бу­дешь у нас в че­сти.

Свя­той от­ве­чал:

– Не мо­жет то­го слу­чить­ся, чтобы раб Бо­жий мог пре­льстить­ся сло­ва­ми му­чи­те­ля; по­ис­ти­не, царь, сло­ва твои без­рас­суд­ны и неле­пы.

То­гда, раз­гне­вав­шись, Се­вер ска­зал:

– О, безум­ный че­ло­век, ты счи­та­ешь мои сло­ва без­рас­суд­ны­ми!

И при­ка­зал при­це­пить за его гу­бы уди­лищ­ный крю­чок и так во­дить его по все­му го­ро­ду.

Дочь же ца­ря, при­сту­пив к от­цу сво­е­му, ска­за­ла: «Отец, что ты де­ла­ешь? За­чем ты му­ча­ешь се­го пра­вед­ни­ка? за­чем увя­за­ешь в диа­воль­ские се­ти и, оста­вив доб­рое, из­би­ра­ешь злое? За­чем, от­верг­нув жизнь, ты пред­по­чи­та­ешь смерть? За­чем ты с яро­стью му­чи­те­ля вос­ста­ешь на се­го ра­ба Хри­сто­ва? По­слу­шай­ся ме­ня, отец, и как преж­де ты стре­мил­ся ко злу, так те­перь по­усерд­ствуй ко все­му бла­го­му; ибо, кто се­ет злое, тот злое и по­жнет, се­ю­щий же с бла­го­сло­ве­ния, по­жнет доб­рое. Вспом­ни о быв­шем над то­бой на­ка­за­нии Бо­жи­ем, ко­гда ты был свя­зан неви­ди­мы­ми уза­ми и, ви­ся в воз­ду­хе, ис­по­ве­до­вал ис­тин­но­го Бо­га, те­перь же, осво­бо­див­шись от уз, ты от­ре­ка­ешь­ся от Него; так мно­гие вла­сти­те­ли при ка­ре Гос­по­да по­зна­ют си­лу Его, а осво­бо­див­шись от на­ка­за­ния, сно­ва за­бы­ва­ют сво­е­го Гос­по­да».

Вы­слу­шав это, царь Се­вер ни­сколь­ко не ис­пра­вил­ся, но, еще бо­лее возъ­ярив­шись, ска­зал:

– При­не­си жерт­ву бо­гам, Га­ли­на!

– Что ты хо­чешь, я все сде­лаю, отец, – ска­за­ла она ему на это.

То­гда царь, воз­ра­до­вав­шись, про­из­нес:

– Да бу­дет осво­бож­ден Ха­ра­лам­пий, так как дочь моя со­гла­си­лась при­не­сти жерт­ву бо­гам.

Ко­гда свя­той му­че­ник при­ве­ден был к ца­рю, Се­вер ска­зал ему: «Вот дочь на­ша Га­ли­на от­па­ла от тво­ей ве­ры в на­шу и те­перь хо­чет при­не­сти жерт­ву бо­гам, вой­ди и ты, Ха­ра­лам­пий, вме­сте с ней в храм бо­гов на­ших и со­тво­ри, че­го мы от те­бя же­ла­ем».

Так как Ха­ра­лам­пий на это ни­че­го не от­ве­тил, то царь по­ду­мал, что он со­гла­сил­ся.

Меж­ду тем Га­ли­на от­пра­ви­лась к хра­му Дия и Апол­ло­на и ска­за­ла там жре­цам: «В по­ка­я­нии я при­шла умо­лить бо­гов, ко­их про­гне­ва­ла, уве­ро­вав во Хри­ста».

Жре­цы же на это вос­клик­ну­ли:

– Ве­ли­кий Дий! Все­силь­ный Апол­лон! Тво­рец неба и царь всем вла­ды­кам, при­з­ри на Га­ли­ну и ра­ди ца­ря Се­ве­ра по­ми­луй ее!

Бла­жен­ная же Га­ли­на, вой­дя в идоль­ское ка­пи­ще, по­до­зва­ла к се­бе жре­цов и спро­си­ла их:

– Ка­ко­го идо­ла мне преж­де все­го низ­ло­жить – идо­ла Дия или Гер­ку­ле­са и Апол­ло­на?

– Нет, Га­ли­на, – от­ве­ча­ли жре­цы, – не за­мыш­ляй по­доб­но­го зла и не из­де­вай­ся над спа­си­те­ля­ми на­ши­ми, а то, про­гне­ван­ные, они низ­ло­жат небо и со­кру­шат всю зем­лю.

То­гда Га­ли­на, взяв Ди­е­ва идо­ла, ска­за­ла ему:

– Ес­ли ты бог, то как до сих пор не мог уви­дать, что я при­шла со­кру­шить те­бя?

Ска­зав это, Га­ли­на силь­но уда­ри­ла о зем­лю идо­ла, и он раз­бил­ся на три ча­сти; по­том она схва­ти­ла и идо­ла Апол­ло­на и так­же раз­би­ла его, про­го­во­рив:

– Па­ди на зем­лю и ты, са­та­на, сгорб­лен­ный ста­рик, ведь ты – прах!

И она со­кру­ши­ла всех идо­лов. То­гда жре­цы, при­дя к ца­рю Се­ве­ру, ска­за­ли ему:

– О царь, по­гиб­ла на­ша на­деж­да, ныне и солн­це угаснет, и мир по­гибнет, ибо на­ши бо­ги умер­ли.

Царь, уди­вив­шись, спро­сил:

– Что озна­ча­ют эти ва­ши сло­ва?

– Га­ли­на, твоя дочь, со­кру­ши­ла на­ших бо­гов, – от­ве­ча­ли они.

То­гда Се­вер ска­зал:

– Иди­те и при­зо­ви­те ко мне се­го­дня но­чью пять­де­сят куз­не­цов, идо­лов же, воз­об­но­вив, по­ставь­те сно­ва в их хра­ме и ска­жи­те, что они вос­крес­ли, как га­ли­ле­яне го­во­рят о Хри­сте сво­ем, что Он вос­стал от мерт­вых.

Жре­цы ис­пол­ни­ли все это с ве­ли­ким тща­ни­ем; утром, явив­шись к цар­ской до­че­ри, они ска­за­ли ей:

– Пой­ди в храм и по­смот­ри на на­ших вос­крес­ших бо­гов.

– Бо­ги вос­крес­ли? – спро­си­ла Га­ли­на, – пой­ду же, по­смот­рю на них!

Жре­цы ска­за­ли:

– По­ис­ти­не ве­ли­кое чу­до: обес­че­щен­ные и по­ру­ган­ные вче­ра, они ныне си­я­ют еще боль­шей че­стью и сла­вой.

Наутро бла­жен­ная Га­ли­на ска­за­ла:

– Но­вых идо­лов мне лег­че раз­ру­шить, чем ста­рых.

И, об­ра­тив­шись к идо­лу Дия, до­ба­ви­ла:

– Вос­крес­ший из мерт­вых Юпи­тер, те­бе при­ка­зы­ваю: иди опять к мерт­ве­цам!

Ска­зав это, Га­ли­на сно­ва раз­би­ла все идо­лы.

То­гда жре­цы, ис­пол­нив­шись яро­сти, вто­рич­но до­нес­ли ца­рю о по­ги­бе­ли сво­их бо­гов.

Се­вер, по­звав к се­бе дочь свою, ска­зал ей:

– За­чем ты со­кру­ши­ла на­ших бо­гов?

Га­ли­на от­ве­ча­ла:

– Вы на­зы­ва­е­те их сво­и­ми бо­га­ми толь­ко по­то­му, что пре­льще­ны лож­ным уче­ни­ем: они не бо­лее как без­душ­ная вещь.

На это царь вос­клик­нул:

– При­не­си жерт­ву бо­гам, се­мя нече­стия, а не мое рож­де­ние!

На это бла­жен­ная Га­ли­на, как бы по­сме­и­ва­ясь над сво­им от­цом, ска­за­ла:

– Я уже при­нес­ла им жерт­ву, на­сколь­ко су­ме­ла, но, ес­ли ты хо­чешь, я то же мо­гу сде­лать и с осталь­ны­ми тво­и­ми бо­га­ми.

То­гда раз­гне­ван­ный царь оста­вил дочь свою и об­ра­тил­ся сно­ва к ис­тя­за­нию свя­то­го му­че­ни­ка Ха­ра­лам­пия: он от­дал его на по­ру­га­ние од­ной вдо­ве.

Ко­гда Ха­ра­лам­пий вхо­дил в дом этой вдо­вы, он при­к­ло­нил­ся к од­но­му сто­яв­ше­му там стол­пу, и тот­час столп этот стал боль­шим де­ре­вом, по­кры­ва­ю­щим вет­вя­ми сво­и­ми весь дом этой жен­щи­ны.

Уви­дев та­кое чу­до, вдо­ва устра­ши­лась и ска­за­ла: «Уй­ди от ме­ня, Ха­ра­лам­пий, я недо­стой­на при­ни­мать та­ко­го му­жа; мне ка­жет­ся, что ты – или Хри­стос, или Ан­гел, или про­рок, или апо­стол; умо­ляю же те­бя, уй­ди от ме­ня: я недо­стой­на при­нять те­бя под кров свой». На это свя­той му­че­ник ей от­ве­тил: «Дер­зай, дщерь, так как ты об­ре­ла бла­го­дать у Гос­по­да. Толь­ко ве­руй, что Он «Ве­лик Гос­подь», и ми­ло­стив, «и все­х­ва­лен» (Пс.47:2, 95:4

На дру­гой день утром со­се­ди, уви­дев вы­со­кое и мно­го­лист­вен­ное де­ре­во, се­нью сво­ею по­кры­вав­шее дом вдо­ви­цы, го­во­ри­ли друг дру­гу:

– Что это за чу­до?

Неко­то­рые на это от­ве­ча­ли:

– Это от то­го, что там свя­той Ха­ра­лам­пий: вот от че­го этот столп и стал вы­со­ким де­ре­вом.

Взой­дя в дом, со­се­ди на­шли свя­то­го си­дя­щим и по­уча­ю­щим вдо­ви­цу; он ей го­во­рил:

– Бла­жен­на ты, что уве­ро­ва­ла во Хри­ста, бла­жен­на, ибо те­бе от­пус­ка­ют­ся гре­хи твои: ибо Гос­подь ка­ю­щих­ся при­ем­лет.

И ска­зал ему при­шед­ший на­род:

– Что же ты нам не ска­жешь, дей­стви­тель­но ли ты есть Хри­стос?

Свя­той Ха­ра­лам­пий от­ве­чал:

– Про­сти­те мне, ча­да, я ваш слу­га и раб Хри­ста, и тво­рю все сие Его име­нем.

То­гда вдо­ва с дерз­но­ве­ни­ем гром­ким го­ло­сом так воз­зва­ла:

– Ра­дуй­ся, Ха­ра­лам­пий, все­гда си­я­ю­щий неуга­си­мым све­том[5], ра­дуй­ся, Ха­ра­лам­пий, бла­го­да­тью вед­ший, ра­дуй­ся, Ха­ра­лам­пий, все­свет­лый све­тиль­ник.

В то вре­мя, как она это про­из­но­си­ла, при­шед­шие со­се­ди ее, уве­ро­вав серд­цем в Хри­ста, при­па­ли к ко­ле­нам свя­то­го Ха­ра­лам­пия, от­кры­то ис­по­ве­дуя Хри­ста, и все при­ня­ли спа­си­тель­ное Кре­ще­ние.

На дру­гой день царь ве­лел при­ве­сти свя­то­го на су­ди­ли­ще; уве­ро­вав­шие же во Хри­ста, при­дя к ца­рю ра­нее, из­ве­сти­ли его о со­тво­рен­ном чу­де, как про­зяб столп и стал боль­шим де­ре­вом.

Се­вер весь­ма уди­вил­ся, епарх же Кри­сп ска­зал ему: «Царь, ес­ли ты не по­ве­лишь убить ме­чом се­го волх­ва, ско­ро все пре­льстят­ся его чу­де­са­ми и, оста­вив на­ших бо­гов и нас, пой­дут вслед его».

То­гда царь осу­дил свя­то­го на усе­че­ние ме­чом. Услы­шав об этом, му­че­ник Ха­ра­лам­пий ра­дост­но вос­пе­вал сей пса­лом Да­ви­дов: «Ми­лость и суд бу­ду петь; Те­бе, Гос­по­ди, бу­ду петь. Бу­ду раз­мыш­лять о пу­ти непо­роч­ном: «ко­гда ты при­дешь ко мне?» (Пс.100:1-2 и проч. до кон­ца псал­ма то­го).

При­дя с ве­се­льем на то ме­сто, где дол­жен был окон­чить свой зем­ной по­двиг, свя­той Ха­ра­лам­пий ска­зал: «Бла­го­да­рю Те­бя, Гос­по­ди Бо­же, что Ты так ми­ло­стив и щедр ко мне; Ты, Иису­се, по­ра­зив­ший вра­гов, пле­нив­ший ад и ис­це­ляв­ший смерт­ные бо­лез­ни, по­мя­ни ме­ня, Гос­по­ди Бо­же мой, во Цар­ствии Тво­ем». Ко­гда он так мо­лил­ся, раз­верз­лись небе­са и к му­че­ни­ку со мно­же­ством свя­тых Ан­ге­лов со­шел Сам Гос­подь, и по­став­лен был пре­крас­ный сма­раг­до­вый пре­стол, и царь сла­вы, вос­сев на нем, ска­зал свя­то­му Ха­ра­лам­пию:

– При­ди, Ха­ра­лам­пий, так мно­го по­стра­дав­ший за Ме­ня, про­си у Ме­ня, че­го хо­чешь, и Я те­бе дам.

Свя­той му­че­ник на это от­ве­чал:

– Для ме­ня, Гос­по­ди, и то – ве­ли­кая ми­лость, что Ты спо­до­бил ме­ня ви­деть страш­ную сла­ву Твою; но, Гос­по­ди, ес­ли Те­бе угод­но, воз­дай сла­ву име­ни Тво­е­му: пусть в той мест­но­сти, где бу­дут по­чи­вать мои мо­щи и где бу­дет по­чи­тать­ся па­мять обо мне, пусть там не бу­дет ни го­ло­да, ни мо­ра, ни тле­твор­но­го вет­ра, по­губ­ля­ю­ще­го пло­ды, но да во­ца­рят­ся в этом ме­сте мир, бла­го­со­сто­я­ние, изоби­лие пше­ни­цы и ви­на; и спа­си, Гос­по­ди, ду­ши лю­дей тех; ведь Ты Сам зна­ешь, что лю­ди суть плоть и кровь, так оставь же им гре­хи их и по­дай им изоби­лие пло­дов зем­ных, дабы они, на­сы­ща­ясь и на­сла­жда­ясь сре­ди тру­дов сво­их, про­слав­ля­ли Те­бя, Бо­га сво­е­го, – По­да­те­ля всех благ; схо­дя­щая же с неба ро­са да бу­дет им во ис­це­ле­ние. Гос­по­ди Бо­же мой! Из­лей на всех бла­го­дать Твою!

По­сле то­го, как свя­той про­из­нес эту мо­лит­ву, Гос­подь из­рек:

– Да бу­дет по про­ше­нию тво­е­му, му­же­ствен­ный Мой во­ин!

По­сле то­го Гос­подь во­шел на небе­са, окру­жен­ный Сво­и­ми Ан­ге­ла­ми, а за Ним по­сле­до­ва­ла и ду­ша свя­то­го Ха­ра­лам­пия.

То­гда во­и­ны, от­пра­вив­шись, воз­ве­сти­ли ца­рю о той сла­ве, ко­ей спо­до­бил­ся му­че­ник, как ему явил­ся Гос­подь, как он скон­чал­ся без вся­ко­го усе­че­ния ме­чом и как они ви­де­ли ду­шу его, вос­хо­дя­щую на небе­са. Се­вер был всем этим очень удив­лен и впал в ве­ли­кий страх. Бла­жен­ная Га­ли­на, дочь ца­ря, ис­про­си­ла у него те­ло му­че­ни­ка и, взяв его, об­ви­ла его чи­сты­ми пла­ща­ни­ца­ми, ума­сти­ла аро­ма­та­ми и мно­го­цен­ным ми­ром и, про­слав­ляя Гос­по­да, вло­жи­ла его в зо­ло­той ков­чег. Царь по­бо­ял­ся су­дить и на­ка­зать дочь свою; ви­дя, что с нею пре­бы­ва­ет Гос­подь, он оста­вил ее жить в хри­сти­ан­ском бла­го­че­стии, по ее из­во­ле­нию. Этот непо­бе­ди­мый и непре­одо­ли­мый ве­ли­кий му­че­ник Ха­ра­лам­пий, ко­то­рый те­перь хо­да­тай­ству­ет обо всем ми­ре, – по­стра­дал в фев­ра­ле ме­ся­це, в де­ся­тый день[6]; стоя одес­ную пре­сто­ла Бо­жия, он непре­стан­но мо­лит о нас Гос­по­да на­ше­го Иису­са Хри­ста, Ему же сла­ва и цар­ство ныне и прис­но, и во ве­ки ве­ков, аминь.

При­ме­ча­ния

[1] Рим­ский им­пе­ра­тор Сеп­ти­мий Се­вер цар­ство­вал со 193 по 211 г.

[2] Маг­не­зия – го­род в Фес­са­лии, се­ве­ро-во­сточ­ной об­ла­сти Древ­ней Гре­ции.

[3] Ан­тио­хия Пи­си­дий­ская – в за­пад­ной ча­сти Ма­лой Азии, на гра­ни­це с Фри­ги­ей.

[4] При­бли­зи­тель­но на 2 2/3 вер­сты по на­ше­му сче­ту.

[5] Ха­ра­лам­пий в пе­ре­во­де с гре­че­ско­го зна­чит «ра­до­стью си­я­ю­щий».

[6] Св. свя­щен­но­му­че­ник Ха­ра­лам­пий скон­чал­ся в 202 г.

МОЛИТВЫ

Тропарь священномученика Харалампия

глас 4

Яко столп избранный Церкве Христовой/ и светильник присносветлый всея вселенныя,/ премудре показася, Харалампие,/ возсия в мире мучением,/ разруши идольское мракобесие, блаженне,/ сего ради явися предстатель Христу,/ молися спастися нам.

Тропарь священномученика Харалампия, поемый на молебне

глас 4.Подобен: К Богородице прилежно:

Страстотерпцу Харалампию приступим/ и образу его поклонимся, от сердца вопиюще:/ мучениче Харалампие и отче,/ от всякаго обстояния и всех бед своих раб избави нас,/ в церкве твоей выну пребывающих.

Ин тропарь священномученика Харалампия, поемый на молебне

глас 4. Подобен: Вознесыйся на Крест:

Пострадавый мужески и мученический надевый венец,/ священномучениче преславне Харалампие, / свобода раб твоих от губительства и всякаго зла,/ напастей и бед, святе,/ с любовию твое призывающих чудное имя.

Ин тропарь священномученика Харалампия, поемый на молебне

глас 2

Молитвами твоими ко Господу/ от зол, бед, напастей свободи/ верно к тебе прибегающих/ и сетей избави вражиих,/ велий страстотерпче Харалампие.

Кондак священномученика Харалампия, поемый на молебне

глас 6. Подобен: Предстательство христиан:

Яко мученик и исповедник цвет,/ двойным венцем Христос тя увенча,/ возвеличив безчисленными чудесы на земли,/ но яко благодать Господню являя нам, / верно к тебе прибегающим, / даруй мир, помозй в напастех и лютых бедах,/ святейший Харалампие.

Кондак священномученика Харалампия

глас 8

Подобствовав благодатию священства, славне,/ Церковь светло украсил еси Божественным страданием,/ еже за Христа приял еси доблественно, радуяся, Харалампие,/ честный светильниче всемирный, осияваяй концы,// яко непобедимый.

Молитва священномученику Харалампию

О священная и многострадальная главо, пастырю добрый словесных овец Христовых, священномучениче Христов Харалампие. Магнисийская похвало и славо вселенныя, всемирный светильниче и великий наш заступниче и помощниче в скорбех, бедах и всяких нуждах! Услыши нас грешных, к тебе прибегающих и молящихся, и избави нас от всякаго злаго обстояния. Ты бо приял еси от Господа благодать и силу велику за многия и нужныя страдания твоя и терпение, еже всюду и во всем нам помогати, и наипаче идеже память твоя почитаема будет бдением, пением и усердным молением. Сицевая благодать дадеся ти, священномучениче Христов, от явльшагося ти Господа Царя славы по твоему испрошению. Егда на мечное тя усечение осудиша, услышал еси превожделенный и сладчайший оный глас, глаголющий тебе: “Прииди, Харалампие, друже Мой, многия муки имене ради Моего претерпевый, и проси у Мене, еже хощеши, и Аз дам ти”. Ты же, великий светильниче, рекл еси Христу Господу усты своими: “Господи мой, велико убо мне есть от Тебе, Света невечерняго, дарование сие. Аще угодно есть величеству Твоему, молю Тя, благоволи даровати мя сицевую милость Свою: да идиже положены будут мощи моя и почитаема будет память страдания моего, не будет на месте том ни глада, ни мора, или тлетворного воздуха, погубляющего плоды, но да будет паче на месте оном мир, здравие телесем и душам спасение, изобилие пшеницы, вина, и елеа и умножение скотов, яже на потребу человеком”. Ты же паки, угодниче Христов Харалампие многострадальниче, глас Господен услышал еси, вещающий тебе: “буди по прошению твоему, преславный Мой воине”. И абие, по глаголании сем Господнем предал еси душу свою без мечнаго посечения, и пойде во след Христа Господа со славою многою, Ангелом убо сретающим и провождающим ю до престола Господня с радостию великою. И тако приял еси венец славы от Божественныя руки Его с лики святых, вечно славящих пресвятое имя Господа. И тамо, во славе небесней пребывая, призри, угодниче Божий, и на нас грешных, молящихся тебе, и воспомяни нас пред Господем, еже даровати нам на потребу велия Его милости в безконечныя веки. Аминь.

АКАФИСТ СВЯЩЕННОМУЧЕНИКУ ХАРАЛАМПИЮ

Кондак 1

Избранному страстотерпцу и угоднику Божию, оросившему землю честною своею кровию и плодородие земли от Бога испросившему, похвальная из глубины души возглашаем пения. Ты же, яко имеяй велие дерзновение ко Господу, от всяких нас бед свободи, зовущих: Радуйся, священномучениче Харалампие, милосердый наш пред Богом заступниче и предивный чудотворче.

Икос 1

Ангели на небеси радовахуся непорочному житию твоему, священномучениче Харалампио, ты бо последовал еси святым пророком и апостолом, наставляя люди на путь спасения. Сего ради вопием ти: Радуйся, великий светильниче Церкве; Радуйся, проповедниче правды. Радуйся, словес жизни вечныя учителю; Радуйся, идолослужения обличителю. Радуйся, имже сатана посрамляется; Радуйся, имже вера Христова прославляется. Радуйся, яко Именем Христовым вражию силу низложил еси; Радуйся, яко силою Божиею козни бесовския разрушил еси. Радуйся, Харалампие, милосердый наш пред Богом заступниче и предивный чудотворче.

Кондак 2

Видяще житие твое, благочестия и чистоты исполненное, и слышаще пламенную проповедь твою, служителие Господа Иисуса Христа, укреплени бывше в вере и благочестии, возрадовашася, поюще всех Творцу: Аллилуиа.

Икос 2

Разумом, просвещенным от Господа, исполнен быв и долголетия мудростию украшен, не восхотел еси послушати совета Лукиана игемона еже приступити с жертвами к богом бездушным, и велиих мучений не убоялся еси. Темже вопием ти: Радуйся, угрозы Лукиана презревый; Радуйся, постом и молитвою долголетие стяжавый. Радуйся, благ невидимых взыскателю; Радуйся, креста Христова победный носителю. Радуйся, мучители твоя возлюбивый; Радуйся, сердца их ко Христу обративый. Радуйся, имже истинная вера утвердися; Радуйся, имже прелесть бесовская посрамися. Радуйся, Харалампие, милосердый наш пред Богом заступниче и предивный чудотворче.

Кондак 3

Силою Вышняго укреплен быв, победил еси велия мучения, и стружем ногтьми железными, молился еси ко Господу, исцеляя болезни твоих мучителей и воспевая Богу песнь: Аллилуиа.

Икос 3

Имеяй велию милость Господню, удостоился еси, священномучениче Харалампие, гласа Божия, от облака исходяща, Емуже внемлюще, благоговейно рцем: Радуйся, светильниче земный; Радуйся, в небесныя обители преселивыйся. Радуйся, собеседниче ангелом; Радуйся, сожителю пророком. Радуйся, апостолом сопрестольниче; Радуйся, совоинственниче мучеником. Радуйся, беседы Господни удостоивыйся; Радуйся, яко услыша Господь молитвы твоя. Радуйся, Харалампие, милосердый наш пред Богом заступниче и предивный чудотворче.

Кондак 4

Буря велия грады, веси и всяк злак сельный разрушает; горшия бури житейския злобы, неверия и злодеяний человеческих души наша смущают и житие наше мраком покрывают. Но помози нам, преславный священномучениче, почитающим подвиги и страдания твоя и поющим о тебе дивному во святых Своих Богу: Аллилуиа.

Икос 4

Слышав нечестивый царь римский Севир, яко в мучениих неодолен явился еси, исполнися гнева; ты же, долготерпеливо, егда острое железное гвоздие вбито бысть в честное тело твое, ничтоже глаголя вопреки мучителем твоим, вся сия в веселии и радости претерпел еси. Сего ради ублажаем долготерпение твое звании сими: Радуйся, образе кротости духовныя; Радуйся, долготерпением Господу Иисусу Христу подражавый. Радуйся, яко и безсловесная тварь предивному терпению твоему ужасашеся; Радуйся, яко Господь Бог с тобою в мучениих твоих пребыл есть. Радуйся, множество людей долготерпением твоим приведый ко Господу; Радуйся, от Господа прославленный. Радуйся, исцелений источниче; Радуйся, человеком помощниче. Радуйся, Харалампие, милосердый наш пред Богом заступниче и предивный чудотворче.

Кондак 5

Боготечная звезда был еси жене некоей, яже, видящи страдания твоя и умилившися сердцем, велегласно возгласи: человече Божий, честна есть старость твоя, и Бог с тобою есть, в Негоже веровати имам, поюще Ему: Аллилуиа.

Икос 5

Видя царь Севир во исцелении некоего человека, бесом одержима, чудодейственную силу Христову, в тебе, досточудный священномучениче, обитающую, зело удивися и рече: воистину велик есть Бог христианский! Сего ради и мы, восхваляюще страдания и чудеса твоя, преславный исповедниче Христов, взываем ти радостно: Радуйся, чудотворче предивный; Радуйся, веры поборниче победоносный. Радуйся, от огненнаго жжения невредим пребывый; Радуйся, чудесы твоими неверующия люди светом Богопознания озаривый. Радуйся, житием твоим Имя Божие прославивый; Радуйся, егоже, яко добраго воина Христова, диавол трепещет. Радуйся, егоже молитвою недузи врачуются; Радуйся, егоже предстательством вернии жизнь вечную наследствуют. Радуйся, Харалампие, милосердый наш пред Богом заступниче и предивный чудотворче.

Кондак 6

Проповедник мужественный был еси, всехвальный Харалампие, егда глаголал еси цареви: много мя пользуют муки; елико бо тело мое ранами раздробляется, толико радуется во мне дух мой. Внемлюще словесем сим, многое множество людей исповедаху Господа Иисуса Христа и венец мученический прияша, поюще Богу: Аллилуиа.

Икос 6

Возсия Божие всемогущество и явися страшное Божие прещение, егда нечестивии твои мучителие хулы на Христа Господа глаголаша безстудно: земля, яко лист, колебашеся, и слышахуся свыше от облак страшнии гласи, и бяху блистания и громи; молитву же тебе сотворшу, преста Божие страшное прещение. Темже вопием ти: Радуйся, гордых обличителю; Радуйся, нищеты духовныя учителю. Радуйся, хульников Имене Господня низложителю; Радуйся, от гнева Господня человеки избавляяй. Радуйся, блистания и громы небесныя молитвою утишаяй; Радуйся, омертвевшия от страха человеки воскресивый. Радуйся, велие незлобие к мучителем твоим явивый; Радуйся, егоже ради Господь Бог возгреме во облацех воздушных. Радуйся, Харалампие, милосердый наш пред Богом заступниче и предивный чудотворче.

Кондак 7

Хотя спасти чистую душу дщере царевы Галины, той яви тя Господь, о Харалампие, яко ангела светла, мудра учителя и апостола веры Христовы. И внемлющи словесем твоим, блаженная Галина умилися сердцем и Богу возгласи: Аллилуиа.

Икос 7

Новаго тя Иосифа показа Господь Бог, егда вразуми тя известити, премудре, сказание бывшаго блаженней Галине соннаго видения. Виде бо множество водное, еже есть дарование Духа Святаго, виде сад велик при водах многих, рай Господень, и в нем виде виноград красен, праведных водворение, и стража места того, Христа Бога, вземлюща овцу на рамена Своя. Темже зовем ти: Радуйся, старцев украшение; Радуйся, приятелище даров Духа Святаго. Радуйся, яко с лики ангельскими славословиши Господа; Радуйся, яко рай Господень и жизнь вечную стяжал еси. Радуйся, Пастыреначальника Христа Бога нашего служителю; Радуйся, добрый стада Христова пастырю и всего мира молитвенниче. Радуйся, винограда Господня украшение; Радуйся, Церкве Христовы утверждение. Радуйся, Харалампие, милосердый наш пред Богом заступниче и предивный чудотворче.

Кондак 8

Странствия земнаго течение совершая, не восхотел еси волю нечестивых идолослужителей сотворити и от веры истинныя отступити, но вразумляяй мучители твоя богомудрыми словесы твоими, страдания за Христа восприял еси лютая, поя Господу Богу песнь победную: Аллилуиа.

Икос 8

Все сердце свое яростию исполнив, вдаде тя царь нечестивый некоей жене вдовице на поругание. Ты же, святе Харалампие, входя в дом ея, восклонился еси на некий при храмине столп, и абие сухий той столп прозябе; тогда жена тая, зело ужаснувшися, к Богу обратися. Мы же во умилении сердца взываем ти: Радуйся, Харалампие, светильниче всесветлый; Радуйся, угодниче Христов, благодатию преисполненный. Радуйся, яко и самое имя твое чудным житием твоим оправдися; Радуйся, вдовиц предстательство и заступление. Радуйся, учением твоим многия ко Христу приведый; Радуйся, сирых надеждо и укрепление. Радуйся, мучеников красото; Радуйся, человеколюбия зерцало. Радуйся, Харалампие, милосердый наш пред Богом заступниче и предивный чудотворче.

Кондак 9

Все богатство ума твоего, вся благодатныя дары, яже приял еси от Господа Бога, вдал еси, святе Харалампие, на служение человеком, научая всех вере и благочестию, и в час кончины твоея святыя не о себе самем молился еси, но о спасении и благоденствии всех, почитающих святую память твою, да наслаждаются дарований Господа Бога, поюще Ему: Аллилуиа.

Икос 9

Витии многовещаннии не возмогоша воспети достойно величие души твоея и неизреченное твое милосердие, имже дивящеся, мы, недостойнии, в простоте сердца зовем: Радуйся, светильниче, мрак греховный от людей светом веры отгоняяй; Радуйся, венцем мученическим паче звезд небесных блистаяй. Радуйся, молитвами твоими прозябения хлебов у Христа Бога испрошаяй; Радуйся, яко кровь твою честную на землю пролиял еси. Радуйся, яко тою кровию щедроты Господни нам грешным стяжал еси; Радуйся, яко Господь рекл есть тебе: буди глагол твой исцеление болящим. Радуйся, яко приято бысть Богом моление устен твоих; Радуйся, скорбящих благодатное утешение. Радуйся, Харалампие, милосердый наш пред Богом заступниче и предивный чудотворче.

Кондак 10

Спасти хотя душу твою, ни во чтоже тело твое вменил еси, святый мучениче, и мечному на тя осуждению радовался еси, поя благодеющему Господу Богу: Аллилуиа.

Икос 10

Стена и прибежище бысть ти, великий Харалампие, Господь Бог, явивыйся ти во славе Своей в час блаженныя кончины твоея. Темже зовем ти: Радуйся, друже Господень; Радуйся, яко Господь дает ти, яже просиши. Радуйся, страшную славу Господню видевый; Радуйся, защитниче людей от глада и мора. Радуйся, тлетворнаго воздуха, погубляющаго плоды земныя, силою Божиею отгонителю; Радуйся, трудолюбия учителю. Радуйся, яко о здравии телес и душ спасении ходатайствуеши; Радуйся, яко и о скотех, созданных на потребу человеков, печешися. Радуйся, Харалампие, милосердый наш пред Богом заступниче и предивный чудотворче.

Кондак 11

Пение умиленное аще и премногое приносим ти, чудотворче, ничтоже творим равно чудесем твоим и многому твоему к нам грешным милосердию, имже дивящеся, Господеви зовем: Аллилуиа.

Икос 11

Светильник путеводителен буди нам, Харалампие, во тьме греховней ходящим, и молися ко Господу, еже отъяти от нас всякое суеверие, просветити наш ум светом Евангелиа и учений, полезных ко труду земледельца и во всякой вещи, да просветлени умом, во умилении сердца зовем ти: Радуйся, неизсякаемое миро, на труд человеч излиянное; Радуйся, весно Господня благоуханная. Радуйся, рая Господня древо прекрасное; Радуйся, молитву, яко кадило благовонное, Господеви возсылаяй. Радуйся, дыханием молитвы твоей святыя землю согреваяй; Радуйся, предстательством твоим пред Господем росою плоды земныя орошаяй. Радуйся, земледельцев покровителю; Радуйся, жизни их строителю. Радуйся, Харалампие, милосердый наш пред Богом заступниче и предивный чудотворче.

Кондак 12

Благодать, обещанную ти Господем Богом, еже исполнитися всякому прошению твоему, ведая, — “Молю Тя, Господи, — рекл еси, — даждь славу Имени Твоему: идеже положены будут моя мощи, да не будет на месте том глад и мор, или тлетворный воздух, погубляяй плоды, но мир в человецех и телесем здравие, и душам спасение, и плодов земных изобилие да будут”. О Господи Боже наш! Излий благодать Твою сию и на всех нас, поющих Ти: Аллилуиа.

Икос 12

Поюще твоя чудеса, преславне Харалампие, славим долготерпение, страдания и дивную кончину твою, и чудящеся милосердию твоему, сице зовем ти: Радуйся, о дождех благовременных пред Господем ходатайствуяй; Радуйся, молитвами твоими от бури и града нас сохраняяй. Радуйся, ты бо просил еси плодородие месту, идеже пострадал еси; Радуйся, ты бо молился еси ко Господу, да низпослет Он, Милосердый, на труд земледельца Свое благословение. Радуйся, страдальче непобедимый и непреодоленный; Радуйся, священниче Божий, о всем мире ходатайствуяй. Радуйся, надеждо всех молящихся тебе; Радуйся, земледельцев радость светлая. Радуйся, Харалампие, милосердый наш пред Богом заступниче и предивный чудотворче.

Кондак 13

О предивный Харалампие, заступниче наш премилосердый! Вонми гласу недостойныя молитвы нашея и молися за ны ко Господу, еже сохранити нас от глада и мора и междоусобныя брани, и на всяк мирный труд человеч низпослати Божие благословение, да во веки воспеваем Ему: Аллилуиа, Аллилуиа, Аллилуиа.

(Этот кондак читается трижды, затем икос 1 и кондак 1)

Молитва первая

О священная и многострадальная главо, пастырю добрый словесных овец Христовых, священномучениче Христов Харалампие. Магнисийская похвало и славо вселенныя, всемирный светильниче и великий наш заступниче и помощниче в скорбех, бедах и всяких нуждах! Услыши нас грешных, к тебе прибегающих и молящихся, и избави нас от всякаго злаго обстояния. Ты бо приял еси от Господа благодать и силу велику за многия и нужныя страдания твоя и терпение, еже всюду и во всем нам помогати, и наипаче идеже память твоя почитаема будет бдением, пением и усердным молением. Сицевая благодать дадеся ти, священномучениче Христов, от явльшагося ти Господа Царя славы по твоему испрошению. Егда на мечное тя усечение осудиша, услышал еси превожделенный и сладчайший оный глас, глаголющий тебе: “Прииди, Харалампие, друже Мой, многия муки имене ради Моего претерпевый, и проси у Мене, еже хощеши, и Аз дам ти”. Ты же, великий светильниче, рекл еси Христу Господу усты своими: “Господи мой, велико убо мне есть от Тебе, Света невечерняго, дарование сие. Аще угодно есть величеству Твоему, молю Тя, благоволи даровати мя сицевую милость Свою: да идиже положены будут мощи моя и почитаема будет память страдания моего, не будет на месте том ни глада, ни мора, или тлетворного воздуха, погубляющего плоды, но да будет паче на месте оном мир, здравие телесем и душам спасение, изобилие пшеницы, вина, и елеа и умножение скотов, яже на потребу человеком”. Ты же паки, угодниче Христов Харалампие многострадальниче, глас Господен услышал еси, вещающий тебе: “буди по прошению твоему, преславный Мой воине”. И абие, по глаголании сем Господнем предал еси душу свою без мечнаго посечения, и пойде во след Христа Господа со славою многою, Ангелом убо сретающим и провождающим ю до престола Господня с радостию великою. И тако приял еси венец славы от Божественныя руки Его с лики святых, вечно славящих пресвятое имя Господа. И тамо, во славе небесней пребывая, призри, угодниче Божий, и на нас грешных, молящихся тебе, и воспомяни нас пред Господем, еже даровати нам на потребу велия Его милости в безконечныя веки. Аминь.

Молитва вторая

О пречудный священномучениче Харалампие, страстотерпче непреодоленный, священниче Божий, о всем мире ходатайствуяй! Призри на моление нас почитающих святую память твою. Испроси нам у Господа Бога прощение грехов наших, да не до конца прогневается на нас Господь: согрешихом бо и недостойни явихомся милосердия Божия. Моли о нас Господа Бога, да низпослет мир на грады и веси наша, да избавит нас от нашествия иноплеменников, междуусобныя брани и всяких раздоров и нестроений! Утверди, священномучениче, веру и благочестие во всех чадах православныя христианския церкви, и да избавит нас Господь Бог от ересей, расколов и всякаго суеверия. О милосердный мучениче! Молися за ны ко Господу, да сохранит нас от глада и всяких болезней, и да подаст нам изобилие плодов земных, скотов умножение на потребу человеком и вся нам полезная: наипаче же да сподобимся, молитвами твоими, небеснаго царствия Христа Бога нашего, Ему же честь и поклонение подобает, со безначальным его Отцем и Пресвятым Духом, ныне и присно, и во веки веков. Аминь.

Молитва третья

О священнейшая главо, пастырю добрый словесных овец Христовых, священномученниче Христов Харалампие, великий о нас заступниче в скорбех и бедах и во всех нуждах! Услыши нас, грешных и недостойных раб твоих (имена), молящихся тебе, да твоими всесильными молитвами Всеблагий Господь избавит ны от всякаго злаго обстояния, простит вся согрешения, вольная и невольная, сподобит ны прочая лета жизни нашея скончати в соблюдении заповедей Его и покаянии. Испроси, угодниче Божий, да пребудет благословение Царя Небеснаго над благословенною Им Россиею, да будет на месте сем мир, телесам здравие и душам спасение. На твоя моления, на тя, священномучениче Христов Харалампие, уповаем, получити велию милость от Господа в безконечный век. Аминь.

КАНОН СВЯЩЕННОМУЧЕНИКУ ХАРАЛАМПИЮ

глас 6

Песнь 1

Ирмос: Яко по суху, пешешествовав Израиль по бездне стопами, гонителя фараона видя потопляема, Богу, победную песнь поим, вопияше.

С лики шествуя весело в мысленных Небесных селех и сияя светом невечерним, избави мя от страстей молитвами твоими, мудре, яко да пою тя.

Светоносная твоя память солнечная облистает дарования и просвещает верно в ней чтущия тя, радости пресветлыя воистину, мучениче тезоимените.

Кровей твоих каплями сланое неверия море потопил еси, река благочестия был еси, Христову напояющи воистину Церковь присно.

Богородичен: Грехов буря, и помышлений противныя волны, и страстей нашествия на мне преидоша, но Твоею, Богородице Дево, державною молитвою спаси мя.

Песнь 3

Ирмос: Несть свят, якоже Ты, Господи Боже мой, вознесый рог верных Твоих, Блаже, и утвердивый нас на камени исповедания Твоего.

Несть отнюд изрещи чудес множества, яже соделал еси, еще в жизни ходя и к Богу прешед, страстотерпче мучениче досточудне.

Силою Божественною укреплься, некрепкую наглость беззаконных низложил еси, якоже воин крепок, Харалампие страдальче, яко оружник Божественнаго ополчения.

Кровей истекшия токи твоего телесе весь нечестия пламень и лютое запаление угасиша, сладости же поток тебе исходатаиша.

Богородичен: Святых Святаго Бога родила еси, Всесвятая, святости храм явльшися чист и дверь, еюже Един Христос пройде, спасаяй человечество.

Седален, глас 3.

Столп незыблен Церкве, светильник неугасимый вселенныя, страстотерпче, явился еси, Харалампие, и, просияв солнца светлее, идольскую отгоняеши тьму, мучениче славне, Христа Бога моли даровати нам велию милость.

Песнь 4

Ирмос: Христос моя сила, Бог и Господь, честная Церковь Боголепно поет, взывающи, от смысла чиста о Господе празднующи.

Красен был еси, помазався кровию честнаго мучения и добротами сего украсився, Харалампие, страдальцев украшение и утверждение.

Демонская капища твоим сокрушил еси, страстотерпче, мужеством, храм тебе самаго Святаго Духа и терпения неложнаго столп показал еси и образ.

На высоту вознесше руце, славне, тьмы предстателе твоя ребра строгаху ноготьми, вечное истинно исходатаивше тебе наслаждение.

Богородичен: Крепость моя и пение мое, Христос Бог, из Тебе возсиявый, премножеством, Чистая, благости избави ны перваго преступления.

Песнь 5

Ирмос: Божиим светом Твоим, Блаже, утренюющих Ти души любовию озари, молюся, Тя ведети, Слове Божий, истиннаго Бога, от мрака греховнаго взывающа.

Божественную страсть нас ради страсти претерпевшаго твердо, мучениче Христов, подражав, терпиши во всем теле, славне, гвоздей пригвождения доблественне.

Безсловесие гонителей, Слово, Собезначальное Отцу, исправляя, премудре, слово безсловесным яве влагает, разрешити от юз тя повелевающа.

Рожны пронзен, уязвил еси сердце лютаго земнородных борителя копием мужества и терпения твоего, Богомудре страстотерпче досточудне.

Богородичен: Божественным сиянием Твоим, Благая, омраченную мою душу сластьми просвети, и ко спасения стезям настави, яже Едина, Спаса Христа рождшая.

Песнь 6

Ирмос: Житейское море, воздвизаемое зря напастей бурею, к тихому пристанищу Твоему притек, вопию Ти: возведи от тли живот мой, Многомилостиве.

Светильник был еси, страданий твоих светом просвещая концы: исповедуеши имя Христово пред мучители, страстотерпче Христов преславне.

Божественныя распаляемь огнем любве, росою веры злочествующих угасил еси запаление, Христова чудеса неверным показуя, досточудне.

Жизни желая безсмертныя, плотская, Харалампие, умертвил еси страстная движения и молитвою мертвыя возставил еси, воспевающия во всех тя прославльшаго.

Богородичен: Страстей мя колеблющася сопротивными прилоги, Мати Божия, утверди, яко безстрастия рождши Источник, к Тебе бо прибегох, человеком великому прибежищу.

Кондак, глас 8

Подобствовав благодатию священства, славне, Церковь светло украсил еси Божественным страданием, еже за Христа приял еси доблественно, радуяся, Харалампие, честный светильниче всемирный, осияваяй концы, яко непобедимый.

Икос

Пастыря, Христа Бога нашего, яко Агнца, на землю благоволившаго приити, грехи вземлющаго и недуги всех понесшаго, равнообразовав, мучениче святе, душу за овцы положил еси, возвещая Его страсти. Тем днесь вси поем тя песньми, яко непобедима.

Песнь 7

Ирмос: Отроцы в Вавилоне пещнаго пламене не убояшася, но, посреде пламене ввержени, орошаеми, пояху: благословен еси, Господи Боже отец наших.

Приобщаяся мукам и огнем опаляемь, страстотерпче Христов, яко злато чисто, быв и священно возложение Христово был еси.

Молитв твоих росою пребеззаконнующих пещь угасе, мудре, и избавлен был еси, песнопоя Сотворшему: благословен еси, Господи Боже отец наших.

Ополчением страданий древо явился еси высокораслено, соосеняющо верныя от пламеннаго греха, зовущия: благословен еси, Господи Боже отец наших.

Богородичен: Радость приемшая в Пречистем чреве Твоем, Богородице Чистая, веселия сердце мое исполни, печаль отгонящи страстей, Приснодево.

Песнь 8

Ирмос: Из пламене преподобным росу источил еси и праведнаго жертву водою попалил еси, вся бо твориши, Христе, токмо еже хотети. Тя превозносим во вся веки.

Течении кровей накапаемь, ран добротою украшаемь, победительным благолепно венцем удобрен, Богу предстал еси, мучениче.

Мук облацы не покрыша мужества твоего, мучениче, и доблестей, гонителей не омрачи сопротивление твоего пресветлаго, Богомудре, терпения.

Священник же и мученик непобедим, воин добль и столп непоколебим, утверждение верных, нечестия противоборец, воистину явился еси, Богомудре страстотерпче.

Богородичен: Всяческая сотворивый Божественным хотением, восхотев, во чреве Твоем вселися, Чистая, истлевшия ны обновити хотя. Егоже превозносим во вся веки.

Песнь 9

Ирмос: Бога человеком невозможно видети, на Негоже не смеют чини Ангельстии взирати. Тобою же, Всечистая, явися человеком Слово воплощенно, Егоже величающе, с Небесными вои Тя ублажаем.

Ни огнь, ни меч, но ниже смерть, ни гонение, ни скорбь, ни глад, ниже беда, ни мук всяких умышление возможе от любве Божия воистину отлучити тя сотворшаго, страдальче досточудне.

Строганьми ногтей умерщвления совлек ризы, одеждами от кровей тебе, страстотерпче, украсил еси, темже со дерзновением, мучениче непобедиме, всех Владыце и Богу, радуяся, предстоиши.

Радости полна и Божественныя светлости подательна, Харалампие, память твоя миру возсия, страстей зиму отгонящи, вся просвещающи, юже празднующе, обретаем прегрешений очищение молитвами твоими.

Богородичен: Страстей буря смущает мя, и сластей погружает треволнение, Всенепорочная, Кормчия Христа рождшая, руку ми помощи простри и спаси мя, Едина спасение верно блажащих Тя.

КАНОН МОЛЕБНЫЙ СВЯТОМУ СВЯЩЕННОМУЧЕНИКУ ХАРАЛАМПИЮ, ВО ВСЯКОЙ СКОРБИ И ДУШЕВНОМ ОБСТОЯНИИ

Песнь 1

Ирмос: Воду прошед, яко сушу, и египетскаго зла избежав, израильтянин вопияше: Избавителю и Богу нашему поим.

Сый во мнозех напастех, губительстве и бедах всяческих, к тебе с верою вопию, да избавлюся молитвами твоими, Харалампие.

Капища идольская разрушив, церковь Божию узре, источниче ты чудотворный, гонителю пагубных и напастей отвергающий, Харалампие.

Яко жертва и мученик Христов, имея дерзновение, молитвами избави нас пагубных и зол, и бед, напасти отвергающий, Харалампие.

Богородичен: Едину Неискусомужную и Чистую молим Тя, раби Твои, губительства, вреда да избави.

Песнь 3

Ирмос: Небеснаго круга Верхотворче, Господи, и Церкве Зиждителю, Ты мене утверди в любви Твоей, желаний краю, верных утверждение, Едине Человеколюбче.

Лютых недуг и бед волнами от грех поистине вся ниспали есмы в лукавое, но теплыми молитвами нас свободи, Божественный Харалампие.

Изнемогающих от губительнаго — цельба, беду приявших — быстрое заступление и печалующихся радость. Темже нас молитвами свободи, Божественный Харалампие.

От болезней всяческих, помышлений бесовских, скорбей, пагубы лютой, бед злых всех нас своими молитвами свободи, Божественный Харалампие.

Богородичен: От погибели, зол, Пречистая, всяческаго вреда, пагубы и обстояния Харалампия мольбами и Твоими молитвами всех нас свободи, Дево Богоневестная.

Спаси от напастей раб своих, страстотерпче, яко вси тя присно нарицаем, яко молитвенника к Богу и избавителя.

Призри благосердием, Всепетая Богородице, на мое лютое телесе озлобление и исцели души моея болезнь.

Тропарь, глас 2

Молитвами твоими ко Господу от зол, бед, напастей свободи верно к тебе прибегающих и сетей избави вражиих, велий страстотерпче Харалампие.

Песнь 4

Ирмос: Услышах, Господи, смотрения Твоего таинство, разумех дела Твоя и прославих Твое Божество.

Слугу тя равноангельна и исповедника Христос тя показа и болезней целителя, велий Харалампие.

Изнемогающаго мя исцели, в напастех суща мя исхити и свободи твоими молитвами, велий Харалампие.

Возвеличи Господь тя в мире, благодать подал еси всем исцелити недуги, велий Харалампие.

Богородичен: Целительницу Тя разумеем, от зол, губительства и обстояния избави нас молитвами Твоими к Богу, Пречистая Богородице.

Песнь 5

Ирмос: Просвети нас повелении Твоими, Господи, и мышцею Твоею высокоюТвой мир подаждь нам, Человеколюбче.

Прибегаем к тебе от конец всего мира вси, иже в напастех суще, молитвами твоими избави от сих, мучениче Харалампие.

Со чины святых всех, святе, беседуя прямо Христу, от бед мя избави, мучениче Харалампие.

Весь в напастех, в пагубах и в зле пребываю, от всяких бед твоими мольбами мя избави, мучениче Харалампие.

Богородичен: Яко страшна нам тайна Суднаго дне, Владычице, трепетом велиим содержит и ужасает, но молитвами Харалампия избави, Пречистая, Всенепорочная, осуждения нас.

Песнь 6

Ирмос: Молитву пролию ко Господу и Тому возвещу печали моя, яко зол душа моя исполнися и живот мой аду приближися, и молюся, яко Иона: от тли, Боже, возведи мя.

Струями ты многими исцели злыя пагубы губительство, и из многих напастей и бед бури мя изыми и, молюся, твоими молитвами утиши ю, Харалампие.

Осени благодатию душу мою, святе, очеса разума и сердца к свету Христовых дел твоею молитвою, всеблаженне, приведи и, молюся, неистия тление утиши, мучениче Харалампие.

Нетленное сокровище тя ведахом и источник сый цельбы, всеблаженне, яко из тебе излияется благодать исцеляти недуги, и, молюся, твоими молитвами утиши я, Харалампие.

Богородичен: Неневестная Богородице, Госпоже, бед и напастей пагубу Харалампия теплыми мольбами разори и, молюся, злое тление утиши, Всепетая.

Избави от напастей раб своих, страстотерпче, и от пагубы страстей к тебе прибегающия, яко Божественный ко Христу молитвенниче.

Богородичен: Пречистая, яже чрез слово Слово неистолкованно напоследок ден рождшая, яко имущая матернее дерзновение, моли Христа Бога о нас.

Кондак, глас 6

Яко мученик и исповедник цвет, двойным венцем Христос тя увенча, возвеличив безчисленными чудесы на земли, но яко благодать Господню являя нам, верно к тебе прибегающим, даруй мир, помози в напастех и лютых бедах, святейший Харалампие.

Песнь 7

Ирмос: От Иудеи дошедше, отроцы в Вавилоне иногда верою Троическою пламень пещный попраша, поюще: отцев Боже, благословен еси.

Избавится невидимых и видимых враг, борющих нас, всеблаженне, умоли Христа твоими, священномучениче Харалампие, молитвами.

Трудами твоими благими разори идолом злое служение, Христос же тебе благодать чудес даровал есть исцеляти болезни твоими, священномучениче Харалампие, молитвами.

Множество православных, одержимии печальми от злых, к тебе с благочестием и с любовию возопиют, да избави лютых твоими, священномучениче Харалампие, молитвами.

Богородичен: Спасти от напастей, бед всюду и злых, нас, ближних своих, Христа Рождшую тихо умоли твоими, священномучениче Харалампие, молитвами.

Песнь 8

Ирмос: Царя Небеснаго, Егоже поют вои Ангельстии, хвалите и превозносите во вся веки.

Иже чудес у Господа благодать взявый, болезнь и пагубу изгони мольбами твоими, Харалампие треблаженне.

Вверг твоих раб лукавый в многоразличныя недуги лютыя, но сих изгони, Харалампие треблаженне.

Поток недуг, и пагуб, и напастей, и злое обстояние изгони мольбами твоими, Харалампие треблаженне.

Богородичен: Всяк вред душ и телес и всякую злую напасть изгони мольбами Твоими, Марие Богородице.

Песнь 9

Ирмос: Воистину Богородицу, Тя исповедуем, спасеннии Тобою, Дево Чистая, с Безплотными лики Тя величающе.

Всякими болезнями одержимыя и благочестно притекающии ко храму твоими молениями вся избави, мучениче Харалампие.

Пагубы губительныя, всякия немощи, помышления душетленнаго враг лукавых твоими молениями вся избави, мучениче Харалампие.

Иже вся спасаяй, тя призывающия, и ныне от разрушений и всякия погибели твоими молениями вся избави, мучениче Харалампие.

Богородичен: Погибели лютыя верных Твоих раб, бед злых Харалампия молитвами, Твоими молениями вся избави, Дево Преблаженная.

Молитва

О, священнейшая главо, пастырю добрый словесных овец Христовых, священномучениче Христов Харалампие, великий о нас заступниче в скорбех и бедах и во всех нуждах! Услыши нас, грешных и недостойных раб твоих, молящихся тебе, да твоими всесильными молитвами Всеблагий Господь избавит ны от всякаго злаго обстояния, простит вся согрешения, вольная и невольная, сподобит ны прочая лета жизни нашея скончати в соблюдении заповедей Его и покаянии. Испроси, угодниче Божий, да пребудет благословение Царя Небеснаго над благословенною им Россиею. Ты бо приял еси еще в житии своем от Господа силу всем притекающим к тебе с мольбою подавати потребное, темже и старцы, и возрастнии, и дети приимаху исцеления ради ходатайства твоего, угодниче, пред Престолом Господа. Егда же на мечное тя усечение осудиша, слышал еси превожделенный и сладчайший глас Господа, глаголющ к тебе сицевая: прииди, Харалампие, друже мой, многая ради Имене Моего претерпевый, проси у Мене, чесо хощеши, и дам ти. Ты же, великий светильниче, рекл еси Ему усты своими: Господи, аще угодно Тебе есть, молю Тя, даждь славу Имени Твоему, идеже положены будут моя мощи и память моя имать почитатися, да не будет на месте том глад и мор или тлетворный воздух, погубляющ плоды, но да будет паче на местех тех мир, телесем здравие и душам спасение, изобилие же пшеницы и вина и скотов умножение на потребу человеком. И тако по прошению твоему приял еси от Господа велию благодать. На твоя моления, на тя, священномучениче Христов Харалампие, уповаем, получити велию милость от Господа в безконечный век. Аминь.

Источник: azbyka.ru

     

Подписаться на обновления сайта