Кресто-Воздвиженский храм г. Винницы | Школа – сад Св. Николая

Преподобный Ефрем Сирин, Едесский, иеродиакон

Преподобный Ефрем Сирин, Едесский, иеродиакон

Преподобный Ефрем Сирин, Едесский, иеродиакон

КРАТКОЕ ЖИТИЕ ПРЕПОДОБНОГО ЕФРЕМА СИРИНА

Пре­по­доб­ный Еф­рем Си­рин[1], учи­тель по­ка­я­ния, ро­дил­ся в на­ча­ле IV ве­ка (год его рож­де­ния точ­но неиз­ве­стен) в го­ро­де Ни­зи­бии (Ме­со­по­та­мии) в хри­сти­ан­ской се­мье бед­ных зем­ле­дель­цев. Ро­ди­те­ли вос­пи­та­ли сы­на в бла­го­че­стии. Но, от­ли­ча­ясь с дет­ства вспыль­чи­вым, раз­дра­жи­тель­ным ха­рак­те­ром, он в юно­сти ча­сто ссо­рил­ся, со­вер­шал необ­ду­ман­ные по­ступ­ки, да­же со­мне­вал­ся в Про­мыс­ле Бо­жи­ем, по­ка не по­лу­чил от Гос­по­да вра­зум­ле­ние, на­пра­вив­шее его на путь по­ка­я­ния и спа­се­ния. Од­на­жды его неспра­вед­ли­во об­ви­ни­ли в кра­же овец и по­са­ди­ли в тем­ни­цу. В ней он услы­шал во сне го­лос, при­зы­вав­ший его к по­ка­я­нию и ис­прав­ле­нию жиз­ни. Он был оправ­дан и осво­бож­ден.

В Еф­ре­ме про­бу­ди­лось глу­бо­кое по­ка­я­ние. Юно­ша уда­лил­ся в окрест­ные го­ры и стал от­шель­ни­ком. Та­кой род хри­сти­ан­ско­го по­движ­ни­че­ства был вве­ден в Ни­зи­бии уче­ни­ком пре­по­доб­но­го Ан­то­ния Ве­ли­ко­го еги­пет­ским пу­стын­ни­ком Ев­ге­ни­ем.

Сре­ди от­шель­ни­ков осо­бен­но вы­де­лял­ся зна­ме­ни­тый ас­кет, про­по­вед­ник хри­сти­ан­ства и об­ли­чи­тель ари­ан епи­скоп Ни­зи­бий­ской Церк­ви свя­той Иа­ков (па­мять 13 ян­ва­ря). Пре­по­доб­ный Еф­рем стал од­ним из его уче­ни­ков. Под бла­го­дат­ным ру­ко­вод­ством свя­ти­те­ля пре­по­доб­ный Еф­рем стя­жал хри­сти­ан­скую кро­тость, сми­ре­ние, по­кор­ность Про­мыс­лу Бо­жию, да­ю­щую си­лу без­ро­пот­но пе­ре­но­сить раз­лич­ные ис­ку­ше­ния. Свя­ти­тель Иа­ков знал вы­со­кие до­сто­ин­ства сво­е­го уче­ни­ка и ис­поль­зо­вал их на бла­го Церк­ви – по­ру­чал ему чи­тать про­по­ве­ди, обу­чать де­тей в учи­ли­ще, взял его с со­бой на I Все­лен­ский Со­бор в Ни­кее (325 г.). Пре­по­доб­ный Еф­рем 14 лет был в по­слу­ша­нии у свя­ти­те­ля Иа­ко­ва до его кон­чи­ны.

По­сле взя­тия Ни­зи­бии пер­са­ми в 363 го­ду пре­по­доб­ный Еф­рем по­ки­нул пу­сты­ню и по­се­лил­ся в мо­на­сты­ре близ го­ро­да Едес­сы. Здесь он уви­дел мно­го ве­ли­ких по­движ­ни­ков, про­во­див­ших жизнь в мо­лит­вах и псал­мо­пе­нии. Пе­ще­ры бы­ли их един­ствен­ным убе­жи­щем, пи­та­лись они од­ни­ми рас­те­ни­я­ми. Осо­бен­но он сбли­зил­ся с по­движ­ни­ком Иули­а­ном (па­мять 18 ок­тяб­ря), ко­то­рый был с ним од­но­го по­ка­ян­но­го ду­ха. Пре­по­доб­ный Еф­рем со­че­тал с по­движ­ни­че­ски­ми тру­да­ми непре­стан­ное изу­че­ние Сло­ва Бо­жия, по­чер­пая в нем для сво­ей ду­ши уми­ле­ние и муд­рость. Гос­подь дал ему дар учи­тель­ства, к нему на­ча­ли при­хо­дить лю­ди, ждав­шие услы­шать его на­став­ле­ния, ко­то­рые осо­бен­но дей­ство­ва­ли на ду­ши по­то­му, что он на­чи­нал их с об­ли­че­ний се­бя. Пре­по­доб­ный и уст­но, и пись­мен­но учил всех по­ка­я­нию, ве­ре и бла­го­че­стию, об­ли­чал ари­ан­скую ересь, вол­но­вав­шую то­гда хри­сти­ан­ское об­ще­ство. Языч­ни­ки, слу­шая про­по­ве­ди пре­по­доб­но­го, об­ра­ща­лись в хри­сти­ан­ство.

Нема­ло по­тру­дил­ся он и в ис­тол­ко­ва­нии Свя­щен­но­го Пи­са­ния – объ­яс­не­нии Пя­ти­кни­жия Мо­и­сея. Им на­пи­са­но мно­го мо­литв и пес­но­пе­ний, обо­га­тив­ших цер­ков­ное Бо­го­слу­же­ние. Из­вест­ны мо­лит­вы к Пре­свя­той Тро­и­це, Сы­ну Бо­жию, Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­це. Он на­пи­сал для сво­ей Церк­ви пес­но­пе­ния на дни дву­на­де­ся­тых Гос­под­них празд­ни­ков (Рож­де­ство Хри­сто­во, Кре­ще­ние), Вос­кре­се­ние, по­гре­баль­ные пес­но­пе­ния. Его по­ка­ян­ная мо­лит­ва «Гос­по­ди и Вла­ды­ко жи­во­та мо­е­го…» чи­та­ет­ся Ве­ли­ким по­стом и при­зы­ва­ет хри­сти­ан к ду­хов­но­му об­нов­ле­нию. Цер­ковь с древ­них вре­мен вы­со­ко це­ни­ла тру­ды пре­по­доб­но­го Еф­ре­ма: его тво­ре­ния чи­та­лись в неко­то­рых церк­вах на со­бра­ни­ях вер­ных по­сле Свя­щен­но­го Пи­са­ния. И ныне по Уста­ву Церк­ви неко­то­рые его по­уче­ния по­ло­же­но чи­тать в дни по­ста. Меж­ду про­ро­ка­ми свя­той Да­вид, по пре­иму­ще­ству, псал­мо­пе­вец; меж­ду свя­ты­ми от­ца­ми Церк­ви пре­по­доб­ный Еф­рем Си­рин – по пре­иму­ще­ству мо­лит­вен­ник. Ду­хов­ная опыт­ность сде­ла­ла его на­став­ни­ком ино­ков и по­мощ­ни­ком едес­ских пас­ты­рей. Пре­по­доб­ный Еф­рем пи­сал по-си­рий­ски, но его тво­ре­ния очень ра­но бы­ли пе­ре­ве­де­ны на гре­че­ский и ар­мян­ский язы­ки, а с гре­че­ско­го – на ла­тин­ский и сла­вян­ский.

В мно­го­чис­лен­ных тво­ре­ни­ях пре­по­доб­но­го встре­ча­ют­ся цель­ные кар­ти­ны жиз­ни си­рий­ских по­движ­ни­ков, глав­ное ме­сто в ко­то­рой за­ни­ма­ла мо­лит­ва и за­тем труд на об­щую брат­скую поль­зу, по­слу­ша­ния. Воз­зре­ния на смысл жиз­ни у всех си­рий­ских ас­ке­тов бы­ли оди­на­ко­вы. Ко­неч­ной це­лью сво­их по­дви­гов ино­ки счи­та­ли Бо­го­об­ще­ние и все­ле­ние Бо­же­ствен­ной бла­го­да­ти в ду­шу по­движ­ни­ка, на­сто­я­щая жизнь бы­ла для них вре­ме­нем пла­ча, по­ста и тру­дов.

«Ес­ли Сын Бо­жий в те­бе, то и цар­ство Его в те­бе. Вот Цар­ство Бо­жие – внут­ри те­бя, греш­ник. Вой­ди в са­мо­го се­бя, ищи усерд­нее и без тру­да най­дешь его. Вне те­бя – смерть, и дверь к ней – грех. Вой­ди в се­бя, пре­бы­вай в серд­це сво­ем, ибо там – Бог». Непре­стан­ное ду­хов­ное трез­ве­ние, раз­ви­тие бла­га в ду­ше че­ло­ве­ка да­ет ему воз­мож­ность вос­при­нять труд как бла­жен­ство, и са­мо­при­нуж­де­ние как свя­тость. Воз­да­я­ние пред­на­чи­на­ет­ся в зем­ной жиз­ни че­ло­ве­ка, под­го­тав­ли­ва­ет­ся сте­пе­нью ее ду­хов­но­го усо­вер­ше­ния. Кто на зем­ле взрас­тил се­бе кры­лья, го­во­рит пре­по­доб­ный Еф­рем, тот там вос­па­ря­ет в гор­няя; кто здесь очи­стит ум свой – тот там узрит сла­ву Бо­жию; в ка­кой ме­ре каж­дый воз­лю­бит Бо­га – в той ме­ре на­сы­тит­ся лю­бо­вью Его. Че­ло­век, очи­стив­ший се­бя и стя­жав­ший бла­го­дать Ду­ха Свя­то­го еще здесь, на зем­ле, пред­вку­ша­ет Цар­ство Небес­ное. Стя­жать жизнь веч­ную, по уче­нию пре­по­доб­но­го Еф­ре­ма, не зна­чит пе­рей­ти из од­ной об­ла­сти бы­тия в дру­гую, а зна­чит об­ре­сти «небес­ное» ду­хов­ное со­сто­я­ние. Веч­ная жизнь не да­ру­ет­ся че­ло­ве­ку од­но­сто­рон­ним про­из­во­ле­ни­ем Бо­жи­им, но, как зер­но, по­сте­пен­но про­из­рас­та­ет в нем чрез по­двиг, тру­ды и бо­ре­ния.

За­лог обо­же­ния в нас – Кре­ще­ние Хри­сто­во, глав­ный дви­га­тель жиз­ни хри­сти­ан­ской – по­ка­я­ние. Пре­по­доб­ный Еф­рем Си­рин был ве­ли­кий учи­тель по­ка­я­ния. Про­ще­ние гре­хов в та­ин­стве По­ка­я­ния, по его уче­нию, это не внеш­нее оправ­да­ние, не за­бве­ние гре­хов, а пол­ное уни­что­же­ние их. Сле­зы по­ка­я­ния смы­ва­ют и сжи­га­ют грех. И еще – они жи­во­тво­рят, пре­об­ра­жа­ют гре­хов­ное есте­ство, да­ют си­лу «хо­дить пу­тем за­по­ве­дей Гос­под­них», укреп­ля­ясь упо­ва­ни­ем на Бо­га. В ог­нен­ной ку­пе­ли По­ка­я­ния, пи­сал пре­по­доб­ный, «сам се­бя пе­ре­плав­ля­ешь ты, греш­ник, сам се­бя вос­кре­ша­ешь из мерт­вых».

Пре­по­доб­ный Еф­рем, по сво­е­му сми­ре­нию счи­тая се­бя ни­же и ху­же всех, в кон­це сво­ей жиз­ни от­пра­вил­ся в Еги­пет, чтобы уви­деть по­дви­ги ве­ли­ких пу­стын­ни­ков. Он был при­нят там как же­лан­ный гость и сам по­лу­чил боль­шое уте­ше­ние от об­ще­ния с ни­ми. На воз­врат­ном пу­ти он по­се­тил в Ке­са­рии Кап­па­до­кий­ской свя­ти­те­ля Ва­си­лия Ве­ли­ко­го (па­мять 1 ян­ва­ря), ко­то­рый по­же­лал по­свя­тить его во пре­сви­те­ра, но пре­по­доб­ный счел се­бя недо­стой­ным иерей­ства и по на­сто­я­нию свя­ти­те­ля при­нял лишь сан диа­ко­на, в ко­то­ром пре­бы­вал до смер­ти. Впо­след­ствии свя­ти­тель Ва­си­лий Ве­ли­кий при­гла­шал пре­по­доб­но­го Еф­ре­ма на ка­фед­ру епи­ско­па, но свя­той пред­ста­вил­ся юро­ди­вым, чтобы от­кло­нить от се­бя эту честь, по сми­ре­нию счи­тая се­бя недо­стой­ным ее.

По воз­вра­ще­нии в свою Едес­скую пу­стынь пре­по­доб­ный Еф­рем хо­тел ко­нец жиз­ни про­ве­сти в уеди­не­нии. Но Про­мысл Бо­жий еще раз вы­звал его на слу­же­ние ближ­ним. Жи­те­ли Едес­сы стра­да­ли от сви­реп­ство­вав­ше­го го­ло­да. Силь­ным сло­вом пре­по­доб­ный по­бу­дил бо­га­тых ока­зы­вать по­мощь неиму­щим. На при­но­ше­ния ве­ру­ю­щих он по­стро­ил бо­га­дель­ню для ни­щих и боль­ных. За­тем пре­по­доб­ный уда­лил­ся в пе­ще­ру под Едес­сой, где и остал­ся до кон­ца сво­ей жиз­ни.

ПОЛНОЕ ЖИТИЕ ПРЕПОДОБНОГО ЕФРЕМА СИРИНА

Свя­той Еф­рем был ро­дом из Ме­со­по­та­мии, из го­ро­да Ни­зи­бии[2]. Он ро­дил­ся в цар­ство­ва­ние Кон­стан­ти­на Ве­ли­ко­го[3] от хри­сти­ан­ских ро­ди­те­лей[4] и до­жил до цар­ство­ва­ния Фе­о­до­сия Ве­ли­ко­го[5]. Еще в юных го­дах свя­той Еф­рем от­рек­ся от ми­ра и ушел в пу­сты­ню, где стал ино­ком[6]. Он по­лу­чил от Бо­га дар пре­муд­ро­сти; из уст его ис­те­ка­ла бла­го­дать, по­доб­но слад­кой ре­ке на­па­яв­шая уми­ле­ни­ем ду­ши всех, слу­шав­ших его по­уче­ния. Это бы­ло пред­зна­ме­но­ва­но ему в са­мом ран­нем воз­расте. Ко­гда он был еще ре­бен­ком, ро­ди­те­ли его ви­де­ли о нем сле­ду­ю­щий сон: ви­но­град­ная ло­за взо­шла на язы­ке маль­чи­ка и, вы­рос­ши, на­пол­ни­ла вет­вя­ми и гроз­дья­ми всю под­не­бес­ную. Пти­цы небес­ные со­би­ра­лись и или яго­ды ви­но­гра­да, и сколь­ко они съе­да­ли, на­столь­ко же ко­ли­че­ство ви­но­гра­да уве­ли­чи­ва­лось. Ко­гда за­тем свя­той Еф­рем под­ви­зал­ся на од­ной пу­стын­ной го­ре, ис­пол­нен­ный ве­ли­ко­го уми­ле­ния и сер­деч­но­го со­кру­ше­ния, один из бо­го­нос­ных от­цов ви­дел во сне свет­ло­го, си­яв­ше­го по­доб­но Ан­ге­лам му­жа. Он дер­жал в ру­ке ис­пи­сан­ный сви­ток и спра­ши­вал:

– Кто мо­жет при­нять и со­хра­нить этот сви­ток?

Го­лос свы­ше от­ве­чал ему:

– Ни­кто дру­гой, кро­ме Еф­ре­ма, угод­ни­ка Мо­е­го.

Пе­ред явив­шим­ся му­жем сто­ял Еф­рем. Он от­крыл свои уста, а муж вло­жил ему в рот сви­ток. Пре­по­доб­ный Еф­рем съел сви­ток, а за­тем, вско­ре по­сле это­го, на­чал го­во­рить и пи­сать на­зи­да­тель­ные ре­чи, при­во­див­шие в уми­ле­нье каж­до­го, чи­тав­ше­го их и слу­шав­ше­го. Они мог­ли в каж­дом воз­бу­дить страх Гос­по­день и на­ста­вить на путь по­ка­я­нья, как это яс­но из его бо­го­вдох­но­вен­ных книг. Рав­ным об­ра­зом и дру­гой ве­ли­кий и свя­той ста­рец имел по­доб­ное же ви­де­ние во сне о свя­том Еф­ре­ме. Он ви­дел сон­мы Ан­ге­лов, схо­див­ших с неба по по­ве­ле­нию Бо­жье­му и имев­ших в ру­ках сви­ток, ис­пи­сан­ный внут­ри и извне. Они го­во­ри­ли друг дру­гу:

– Кто мо­жет этот сви­ток при­нять?

В от­вет од­ни на­зы­ва­ли од­но имя, дру­гие вспо­ми­на­ли дру­гое, а неко­то­рые го­во­ри­ли:

– Поис­тине свя­ты и пра­вед­ны упо­мя­ну­тые му­жи, но ни один из них не мо­жет при­нять это­го свит­ка, а толь­ко Еф­рем, крот­кий и сми­рен­ный серд­цем.

За­тем ста­рец ви­дел, как Еф­ре­му был от­дан этот сви­ток. Встав наутро, он слы­шал, как бла­жен­ный Еф­рем пред­ла­гал бра­тии по­учи­тель­ные на­зи­да­ния. Как буд­то ис­точ­ник ис­те­кал из уст! Из них ис­хо­ди­ли ре­чи, пре­ис­пол­нен­ные ве­ли­кой поль­зы. Он уве­ро­вал, что все, ис­хо­дя­щее из уст свя­то­го Еф­ре­ма, вну­ша­ет­ся Ду­хом Свя­тым, и про­сла­вил Бо­га, по­да­ю­ще­го та­кую бла­го­дать ра­бам Сво­им.

В 363 го­ду Ни­зи­бия под­па­ла под власть пер­сов, и мно­гие из хри­сти­ан оста­ви­ли Ни­зи­бию. То­гда и пре­по­доб­ный Еф­рем воз­на­ме­рил­ся пой­ти от­сю­да в го­род Эдес­су[7]. Он об­ра­тил­ся к Бо­гу с та­кою мо­лит­вою:

– Гос­по­ди Иису­се Хри­сте! Спо­до­би ме­ня уви­деть го­род Твой, и ко­гда я бу­ду вхо­дить в него, по­шли мне навстре­чу та­ко­го че­ло­ве­ка, ко­то­рый по­бе­се­до­вал бы со мною от Свя­щен­но­го Пи­са­ния с поль­зою для ме­ня.

Ко­гда он, так по­мо­лив­шись, при­бли­жал­ся к го­ро­ду и вхо­дил в во­ро­та, встре­ти­ла его жен­щи­на. Уви­дев ее, раб Бо­жий опе­ча­лил­ся и об­ра­тил­ся мыс­лен­но к Бо­гу:

– Гос­по­ди, Ты пре­зрел мо­ле­ние ра­ба Тво­е­го. Ибо ка­ким об­ра­зом мо­жет она бе­се­до­вать со мною о книж­ной муд­ро­сти?

Жен­щи­на же сто­я­ла и смот­ре­ла на него. Свя­той Еф­рем об­ра­тил­ся к ней с во­про­сом:

– Ска­жи мне, жен­щи­на, за­чем ты сто­ишь и смот­ришь на ме­ня?

Жен­щи­на от­ве­ти­ла:

– Я смот­рю на те­бя, по­то­му что жен­щи­на от му­жа взя­та, а ты смот­ри не на ме­ня, а в зем­лю, из ко­то­рой ты взят.

Услы­шав это, Еф­рем по­ди­вил­ся та­ко­му ее от­ве­ту и про­сла­вил Бо­га, дав­ше­го жен­щине та­кой ум. Он по­нял, что не пре­зрел Гос­подь мо­лит­вы его. Во­шед­ши в го­род, он жил в нем мно­го вре­ме­ни[8].

Слу­чай­но близ то­го до­ма, в ко­то­ром оби­тал свя­той, жи­ла дру­гая жен­щи­на блуд­ни­ца, быв­шая его со­сед­кою. Под­стре­ка­е­мая бе­сов­ским лу­кав­ством, она хо­те­ла оскор­бить стар­ца. От­крыв окон­це, от­ку­да был вид на жи­ли­ще свя­то­го, она уви­де­ла, что Еф­рем сто­ит и ва­рит се­бе пи­щу. Жен­щи­на гром­ко об­ра­ти­лась к нему:

– Бла­го­сло­ви, гос­по­дин!

Пре­по­доб­ный по­смот­рел на окон­це и, за­ме­тив, что она на­блю­да­ет, ска­зал ей:

– Гос­подь да бла­го­сло­вит те­бя.

То­гда жен­щи­на про­дол­жа­ла:

– Че­го недо­ста­ет для тво­ей пи­щи?

Свя­той от­ве­тил:

– Три кам­ня и немно­го пес­ку необ­хо­ди­мо, чтобы за­гра­дить окон­це, из ко­то­ро­го ты смот­ришь сю­да.

Жен­щи­на бес­стыд­но ска­за­ла ему на это:

– Я об­ра­ти­лась к те­бе с ре­чью пер­вая, и ты от­ве­тил мне. Я хо­чу лечь с то­бою, а ты от­ка­зы­ва­ешь­ся с пер­во­го сло­ва.

Раб Бо­жий от­ве­чал ей:

– Ес­ли ты хо­чешь лечь со мною, то иди на то ме­сто, ка­кое я те­бе ука­жу.

Блуд­ни­ца ска­за­ла:

– Ука­жи мне это ме­сто, и я при­ду.

То­гда свя­той ска­зал:

– Ес­ли ты из­бра­ла ме­ня, то не мо­жешь воз­лечь со мною ни на ка­ком дру­гом ме­сте, как толь­ко сре­ди го­ро­да.

Блуд­ни­ца изу­ми­лась:

– Раз­ве не стыд­но нам бу­дет лю­дей?

Свя­той от­ве­тил:

– Ес­ли нам стыд­но лю­дей, то на­сколь­ко боль­ше долж­но сты­дить­ся, а вме­сте и бо­ять­ся Бо­га, зна­ю­ще­го все тай­ны че­ло­ве­че­ские! Ведь Он бу­дет су­дить весь мир и воз­даст каж­до­му по де­лам его.

Услы­шав это, блуд­ни­ца уми­ли­лась ре­ча­ми свя­то­го Еф­ре­ма. Она при­шла и при­па­ла к но­гам его, пла­ча и го­во­ря:

– Раб Бо­жий! на­ставь ме­ня на путь спа­се­ния, чтобы я мог­ла из­ба­вить­ся от мно­гих мо­их злых де­я­ний.

Пре­по­доб­ный Еф­рем, пре­по­дав ей мно­го на­став­ле­ний из Свя­щен­но­го Пи­са­ния, утвер­дил ее в по­ка­я­нии и, от­дав ее в жен­ский мо­на­стырь, спас ду­шу ее от без­за­ко­ний и гре­ха.

За­тем еще од­на блуд­ни­ца, по­до­шед­ши к пре­по­доб­но­му Еф­ре­му, ко­гда он ку­да-то шел, со­блаз­ня­ла его на грех, чтобы по край­ней ме­ре рас­сер­дить его, так как ни­кто и ни­ко­гда не ви­дел его гне­ва­ю­щим­ся.

Пре­по­доб­ный ска­зал ей:

– Иди за мною.

Жен­щи­на по­шла за ним. Ко­гда они по­до­шли к од­но­му мно­го­люд­но­му ме­сту, свя­той ска­зал ей:

– Здесь ля­жем и со­вер­шим грех.

Она же, ви­дя на­род, ска­за­ла ему:

– Как мож­но здесь оста­но­вить­ся, ко­гда кру­гом столь­ко на­ро­ду! Раз­ве не стыд­но?

Пре­по­доб­ный от­ве­тил ей:

– Ес­ли ты сты­дишь­ся лю­дей, то на­сколь­ко боль­ше мы долж­ны сты­дить­ся Бо­га, зна­ю­ще­го со­кро­вен­ные тай­ны?

Так жен­щи­на ото­шла от него по­срам­лен­ная, не бу­дучи в со­сто­я­нии ни пре­льстить свя­то­го к гре­ху, ни воз­бу­дить в нем гнев, ибо он был муж по­ис­ти­не незло­би­вый и крот­кий и со­вер­шен­но неспо­соб­ный гне­вать­ся.

О его доб­ро­сер­де­чии рас­ска­зы­ва­ют сле­ду­ю­щее. Ко­гда он по­стил­ся в пу­стыне, уче­ник его в обыч­ное вре­мя при­но­сил ему пи­щу. Од­на­жды, ко­гда он нес пи­щу, то слу­чай­но раз­бил на пу­ти со­суд, в ко­то­ром бы­ла пи­ща. Он бо­ял­ся гне­ва стар­ца, но по­след­ний, уви­дев сму­щен­но­го уче­ни­ка, ска­зал:

– Не скор­би, брат, – ес­ли пи­ща не за­хо­те­ла к нам прид­ти, то мы пой­дем к ней.

За­тем, по­до­шед­ши, он сел у раз­би­то­го со­су­да и, со­би­рая пи­щу, стал есть. Так он был незло­бив! О нем рас­ска­зы­ва­ли, что с тех пор, как он стал ино­ком, ни­ко­гда ни на ко­го не гне­вал­ся.

Пре­по­доб­но­му Еф­ре­му бы­ло од­на­жды от­кро­ве­ние о свя­том Ва­си­лии Ве­ли­ком[9]. Он ви­дел в сон­ном ви­де­нии ог­нен­ный столп, до­сти­гав­ший до неба, и слы­шал го­лос:

– Еф­рем, Еф­рем! Ка­ким ты ви­дишь этот ог­нен­ный столп, та­ков и есть Ва­си­лий.

То­гда Еф­рем по­же­лал ви­деть свя­то­го Ва­си­лия. Взяв с со­бою пе­ре­вод­чи­ка, – ибо он не умел го­во­рить по-гре­че­ски, – свя­той Еф­рем по­шел в Ке­са­рию Кап­па­до­кий­скую[10]. Он на­шел свя­то­го Ва­си­лия в церк­ви по­уча­ю­щим лю­дей и на­чал сла­вить его гром­ким го­ло­сом, го­во­ря:

– Во­ис­ти­ну ве­лик Ва­си­лий! Во­ис­ти­ну он есть столп ог­нен­ный! Во­ис­ти­ну Дух Свя­той го­во­рит его уста­ми!

То­гда неко­то­рые из на­ро­да ста­ли го­во­рить:

– Кто этот стран­ник, так вос­хва­ля­ю­щий ар­хи­епи­ско­па? Не льстит ли он ему, чтобы по­лу­чить что-ли­бо из рук его?

По­сле от­пус­та цер­ков­но­го, ко­гда пре­по­доб­ный Еф­рем всту­пил в дру­же­скую бе­се­ду со свя­тым Ва­си­ли­ем, по­след­ний спро­сил его:

– По­че­му ты так про­слав­лял ме­ня?

Пре­по­доб­ный Еф­рем от­ве­тил:

– По­то­му что я ви­дел бе­ло­го го­лу­бя, си­дев­ше­го на пра­вом пле­че тво­ем и го­во­рив­ше­го те­бе на ухо то, что ты вну­шал лю­дям. Кро­ме то­го, ог­нен­ный язык ве­щал тво­и­ми уста­ми.

На это свя­той Ва­си­лий ска­зал ему:

– Поис­тине я ви­жу ныне то, что слы­шал о те­бе, жи­тель пу­сты­ни и лю­би­тель без­мол­вия! Так пи­шет­ся и у про­ро­ка Да­ви­да: «Еф­рем кре­пость гла­вы Мо­ей» (Пс.59:9). Поис­тине к те­бе от­но­сят­ся эти про­ро­че­ские сло­ва, ибо ты мно­гих на­ста­вил на путь доб­ро­де­те­ли и укре­пил в ней. Кро­тость же твоя и незло­бие серд­ца си­я­ют для всех, как свет.

По­сле то­го Ва­си­лий Ве­ли­кий ска­зал:

– По­че­му, чест­ный от­че, ты не при­ни­ма­ешь по­свя­ще­ния в сан пре­сви­те­ра, бу­дучи до­сто­ин его?

– По­то­му что я гре­шен, вла­ды­ка! – от­ве­чал ему Еф­рем чрез пе­ре­вод­чи­ка.

– О, ес­ли бы и я имел гре­хи твои! – ска­зал Ва­си­лий и при­ба­вил, – со­тво­рим зем­ной по­клон.

Ко­гда же они по­верг­лись на зем­лю, свя­той Ва­си­лий воз­ло­жил ру­ку свою на гла­ву пре­по­доб­но­го Еф­ре­ма и про­из­нес мо­лит­ву, по­ло­жен­ную при по­свя­ще­нии в диа­ко­на. Пре­по­доб­ный Еф­рем про­был по­сле то­го со свя­тым Ва­си­ли­ем три дня в ду­хов­ной ра­до­сти. Ва­си­лий по­ста­вил его в диа­ко­на, а пе­ре­вод­чи­ка его в пре­сви­те­ра и по­том с ми­ром от­пу­стил их.

Пре­по­доб­ный Еф­рем имел ве­ли­кую лю­бовь к пре­по­доб­но­му Ав­ра­мию за­твор­ни­ку, па­мять ко­то­ро­го празд­ну­ет­ся 29 ок­тяб­ря. Они ча­сто по­се­ща­ли друг дру­га и уми­ля­лись вза­им­но на­зи­да­тель­ны­ми дру­же­ски­ми бе­се­да­ми. А ко­гда бла­жен­ная Ма­рия, пле­мян­ни­ца Ав­ра­мия, под­верг­лась обо­льще­нию вра­га, пре­по­доб­ный Еф­рем сво­и­ми мо­лит­ва­ми мно­го со­дей­ство­вал спа­се­нию ее. Он мно­го бо­лел серд­цем о со­гре­ша­ю­щих и мно­го за­бо­тил­ся об ис­прав­ле­нии их.

Пре­по­доб­ный Еф­рем то пре­бы­вал в пу­стыне[11], в без­мол­вии ра­бо­тая Бо­гу, при­чем со­брал там и мно­же­ство уче­ни­ков, – то, по по­ве­ле­нию Бо­жье­му, жил в го­ро­де Эдес­се, при­во­дя мно­гих лю­дей к по­ка­я­нию и при­об­ре­тая для Бо­га по­гиб­шие ду­ши сво­и­ми по­уче­ни­я­ми. На­столь­ко он изоби­ло­вал ду­ше­по­лез­ны­ми сло­ва­ми и был пре­ис­пол­нен бла­го­да­ти Бо­жьей, что мно­го раз у него из­не­мо­га­ла гор­тань от на­пря­же­ния го­ло­са, а язык от про­из­не­се­ния слов; од­на­ко ре­чи его не ста­но­ви­лись ко­ро­че, тем бо­лее что ум его был пре­ис­пол­нен глу­би­ны пре­муд­ро­сти и ра­зу­ма[12]. Кро­ме то­го, он был ис­пол­нен глу­бо­ко­го сми­ре­ния, вся­че­ски из­бе­гал че­ло­ве­че­ско­го по­чи­та­ния и вре­мен­ной сла­вы. Один раз на­род хо­тел схва­тить его и на­силь­но по­ста­вить в епи­ско­пы. Еф­рем, узнав об этом, при­тво­рил­ся юро­ди­вым и на­чал бе­гать по пло­ща­ди, вла­ча за со­бою свою одеж­ду, как безум­ный, – схва­ты­вал про­да­ва­е­мые хле­бы и ово­щи и ел. Ви­дя это, лю­ди со­чли его по­ме­шан­ным, а он бе­жал из го­ро­да и скры­вал­ся, по­ка не был по­став­лен дру­гой епи­скоп на то ме­сто, на ко­то­рое его хо­те­ли по­ста­вить. В мо­лит­ве свя­той пре­бы­вал непре­стан­но, – днем и но­чью. Об­ла­дая да­ром уми­ле­ния и слез, он пла­кал все­гда, по­ми­ная день Су­да, о ко­то­ром он мно­го пи­сал и го­во­рил. Он ма­ло спал, ма­ло вку­шал и пи­щи, – толь­ко бы не из­не­мочь и не уме­реть от го­ло­да и ли­ше­ния сна. Он был со­вер­шен­но нес­тя­жа­те­лен и лю­бил ни­ще­ту боль­ше бо­гат­ства, как и сам го­во­рит о се­бе в сво­ем за­ве­ща­нии:

– Еф­рем ни­ко­гда не имел ни зо­ло­та, ни се­реб­ра, ни ка­ко­го-ли­бо хра­ни­ли­ща, ис­пол­няя во­лю бла­го­го Учи­те­ля Хри­ста, за­по­ве­до­вав­ше­го: ни­че­го на зем­ле не при­об­ре­тай­те (ср. Мф.6:25 и след.).

В те го­ды жил ере­тик Апол­ли­на­рий, лож­но мудр­ство­вав­ший о во­пло­ще­нии Гос­под­нем. Он на­ход­чив был в сло­вах и ис­ку­сен в эл­лин­ской пре­муд­ро­сти, вслед­ствие че­го силь­но сму­щал Цер­ковь Бо­жию и мно­гих увлек в свою ересь. Этот ере­тик весь труд свой и все ста­ра­ние от са­мой юно­сти сво­ей и до ста­ро­сти при­ла­гал к то­му, чтобы раз­вра­щать пра­во­слав­ных и увле­кать их в свое за­блуж­де­ние. Он на­пи­сал мно­го книг про­тив пра­во­слав­ных, из ко­их осо­бен­но за­ме­ча­тель­ны две, так как в них наи­бо­лее пол­но вы­ра­же­но все его ду­ше­вред­ное уче­ние. Их он и упо­треб­лял, как ору­жие, ве­дя борь­бу с пра­во­слав­ны­ми пу­тем сло­вес­ных со­стя­за­ний. Эти его кни­ги бы­ли по­ло­же­ны на со­хра­не­ние у од­ной жен­щи­ны, со­жи­тель­ни­цы его. Пре­по­доб­ный Еф­рем, узнав об этих кни­гах, изоб­рёл про­тив ере­ти­че­ской хит­ро­сти свою, еще бо­лее изу­ми­тель­ную: он при­шел к той жен­щине тай­но и весь­ма хва­лил Апол­ли­на­рия, на­зы­вая се­бя при этом уче­ни­ком по­след­не­го. Как бы же­лая на­учить­ся неиз­вест­ной ему муд­ро­сти, он про­сил жен­щи­ну дать ему на ма­лое вре­мя Апол­ли­на­ри­е­вы кни­ги, ко­то­рые она хра­ни­ла, чтобы из них спи­сать вкрат­це наи­бо­лее за­ме­ча­тель­ные ме­ста. Жен­щи­на, бу­дучи уве­ре­на, что это дей­стви­тель­но уче­ник ее дру­га, да­ла ему обе кни­ги с усло­ви­ем, чтобы он по­ско­рее воз­вра­тил их и ни­ко­му о них не го­во­рил. Свя­той Еф­рем, взяв кни­ги, от­нес в свою оби­тель и, при­го­то­вив клей, все ли­сты в них, от­ги­бая по од­но­му, скле­и­вал, по­ка, на­ко­нец, не скле­ил все их так, что кни­ги ста­ли как бы од­ним кус­ком де­ре­ва, или кам­нем, при­чем ни од­но­го ли­ста нель­зя бы­ло от­де­лить от дру­го­го. За­тем он от­нес кни­ги жен­щине. Она же, взяв их и не по­смот­рев внутрь, по­ло­жи­ла на сво­ем ме­сте. Слу­чил­ся по­том спор пра­во­слав­ных с ере­ти­ком Апол­ли­на­ри­ем, со­ста­рив­шим­ся уже. Не об­ла­дая уже преж­нею на­ход­чи­во­стью в спо­рах и имея сла­бую па­мять по при­чине ста­ро­сти, он хо­тел до­стиг­нуть по­бе­ды над пра­во­слав­ны­ми при по­мо­щи тех сво­их книг; но, взяв их, он не мог их рас­крыть, так как ли­сты бы­ли креп­ко скле­е­ны и ока­ме­не­ли. Он ис­пол­нил­ся ве­ли­ко­го сты­да и вы­шел с со­бо­ра по­беж­ден­ным и по­срам­лен­ным, а за­тем ско­ро от скор­би и ве­ли­ко­го сты­да он ли­шил­ся жиз­ни, с по­зо­ром из­верг­нув свою ока­ян­ную ду­шу.

Пре­по­доб­ный отец наш Еф­рем, про­жив бо­го­угод­но мно­го лет и при­вед­ши мно­гих к спа­се­нию, за­бла­говре­мен­но про­ви­дел свою кон­чи­ну и на­пи­сал для сво­их уче­ни­ков по­учи­тель­ное за­ве­ща­ние. Про­болев немно­го, он в глу­бо­кой ста­ро­сти ото­шел к Гос­по­ду[13]. Чест­ное те­ло его бы­ло по­гре­бе­но в его оби­те­ли, на­хо­див­шей­ся в пу­стыне, в пре­де­лах Эдес­ских, в Си­рии, а свя­тая ду­ша его пред­сто­ит ныне пре­сто­лу Вла­ды­ки, хо­да­тай­ствуя о нас, чтобы мы по­лу­чи­ли про­ще­ние гре­хов на­ших, по его мо­лит­вам, бла­го­да­тью и ми­ло­сер­ди­ем Гос­по­да на­ше­го Иису­са Хри­ста, Ко­то­ро­му сла­ва во ве­ки. Аминь.

При­ме­ча­ния

[1] Пре­по­доб­ный Еф­рем на­зван Си­ри­ном, т. е. си­рий­цем, по­то­му что Ме­со­по­та­мия, в ко­то­рой он ро­дил­ся, в древ­но­сти при­чис­ля­лась к Си­рии.

[2] Ни­зи­бия (или Ни­зи­би­да) – боль­шой и мно­го­люд­ный го­род в про­вин­ции Маг­до­нии в Ме­со­по­та­мии, – на гра­ни­цах Рим­ской им­пе­рии и Пер­сид­ско­го цар­ства.

[3] Им­пе­ра­тор Кон­стан­тин Ве­ли­кий цар­ство­вал с 306 по 337 г.

[4] О ро­ди­те­лях сво­их пре­по­доб­ный Еф­рем пи­шет сле­ду­ю­щее. «Ро­див­шие ме­ня по пло­ти вну­ши­ли мне страх Гос­по­день. Пред­ки мои ис­по­ве­да­ли Хри­ста пред су­дьей, я род­ствен­ник му­че­ни­кам. Де­ды мои, бла­го­ден­ство­вав­шие в жиз­ни, бы­ли зем­ле­дель­ца­ми. Ро­ди­те­ли за­ни­ма­лись тем же».

[5] Им­пе­ра­тор Фе­о­до­сий Ве­ли­кий цар­ство­вал с 379 по 395 г.

[6] Ле­та юно­сти не про­шли для Еф­ре­ма без неко­то­рых пре­ткно­ве­ний. От при­ро­ды пла­мен­ный, он был, как го­во­рит сам, раз­дра­жи­те­лен «за ма­ло­важ­ные де­ла всту­пал в ссо­ры, по­сту­пал без­рас­суд­но, пре­да­вал­ся ху­дым за­мыс­лам и блуд­ным мыс­лям… Юность моя ед­ва не уве­ри­ла ме­ня, что со­вер­ша­ю­ще­е­ся с на­ми в жиз­ни про­ис­хо­дит слу­чай­но. Но Про­мы­сел Бо­жий вра­зу­мил пыл­кую мо­ло­дость». Еф­ре­ма лож­но об­ви­ни­ли в по­кра­же овец и бро­си­ли в тем­ни­цу, вслед за ним по­са­же­ны бы­ли два дру­гих, и так­ же невин­но, как Еф­рем. «Про­ве­дя семь дней, в вось­мой ви­жу я во сне, – рас­ска­зы­вал по­сле свя­той Еф­рем, – что кто-то го­во­рит мне,– будь бла­го­че­стив и ура­зу­ме­ешь Про­мы­сел, пе­ре­бе­ри в мыс­лях, о чем ты ду­мал и что де­лал, и по се­бе со­зна­ешь, что эти лю­ди страж­дут не неспра­вед­ли­во, но не из­бег­нут на­ка­за­ния и ви­нов­ные». – Все это и уви­дел Еф­рем, как рас­ска­зы­ва­ет он по­дроб­но в од­ном из сво­их со­чи­не­ний. – Эти со­бы­тия так по­ра­зи­ли Еф­ре­ма, что он ско­ро оста­вил мир и уда­лил­ся в го­ры к от­шель­ни­кам, где стал уче­ни­ком свя­то­го Иа­ко­ва, впо­след­ствии ве­ли­ко­го свя­ти­те­ля Ни­зи­бий­ско­го (па­мять его – 12-го ян­ва­ря).

[7] Эдес­са – го­род в Ме­со­по­та­мии; ле­жит на гра­ни­це меж­ду уте­си­стой пу­сты­ней и пло­до­нос­ной зем­лей – юж­ной Ме­со­по­та­ми­ей. Этот го­род, – как го­во­рит свя­той Еф­рем, – «бла­го­сло­вен был жи­вы­ми уста­ми Спа­си­те­ля чрез уче­ни­ка его Фад­дея»; здесь на­хо­дил­ся неру­ко­твор­ный лик Спа­си­те­ля и свя­тые мо­щи апо­сто­ла Фад­дея.

[8] Для про­пи­та­ния сво­е­го в Эдес­се пре­по­доб­ный Еф­рем на­нял­ся тру­дить­ся у со­дер­жа­те­ля ба­ни и упо­треб­лял сво­бод­ное вре­мя для про­по­ве­ди сло­ва Бо­жье­го языч­ни­кам; по­том по со­ве­ту свя­то­го стар­ца Иули­а­на уда­лил­ся в пу­стын­ную Эдес­скую го­ру для по­дви­гов. Вско­ре ви­де­ние от­кры­ло стар­цу в Еф­ре­ме му­жа, ко­то­ро­му од­но­му из совре­мен­ных со­оте­че­ствен­ни­ков вру­че­на бы­ла кни­га для вра­зум­ле­ния лю­дей. Еф­рем на­чал пи­сать тол­ко­ва­ние на Пя­ти­кни­жие. Этот пер­вый опыт тол­ко­ва­ния на сир­ском язы­ке при­влек к Еф­ре­му мно­гих эдес­сян, и Еф­рем хо­тел убе­жать от лю­дей. «Еф­рем! ку­да бе­жишь ты?» – спро­сил явив­ший­ся Ан­гел. «Хо­чу жить в без­мол­вии и бе­гу от мол­вы и обо­льще­ния све­та», – от­ве­чал Еф­рем. Ан­гел ска­зал: «Убой­ся, чтобы не ис­пол­ни­лось на те­бе сло­во Пи­са­ния: Еф­рем по­до­бен мо­ло­до­му во­лу, ко­то­рый хо­чет осво­бо­дить шею от яр­ма» (Ос.10:11). По­сле то­го Еф­рем воз­вра­тил­ся к то­му слу­же­нию, к ко­то­ро­му был при­зван. С се­го вре­ме­ни он на­чал уст­но и пись­мен­но по­учать ве­ре и бла­го­че­стию. Для успе­ха в сво­ем бла­го­че­сти­вом де­ле он от­крыл учи­ли­ще в Эдес­се, из ко­то­ро­го впо­след­ствии вы­шли зна­ме­ни­тые учи­те­ли Си­рий­ской церк­ви.

[9] Па­мять его – 1 ян­ва­ря.

[10] Кап­па­до­кия – про­вин­ция Рим­ской им­пе­рии, на­хо­ди­лась на во­сто­ке Ма­лой Азии. Ке­са­рия – глав­ный го­род Кап­па­до­кии.

[11] Пре­по­доб­ный был, меж­ду про­чим, и в еги­пет­ских пу­сты­нях; так, он про­был неко­то­рое вре­мя в Нит­рий­ской го­ре. Сир­ский жиз­не­опи­са­тель го­во­рит, что Еф­рем ви­дел­ся здесь с бо­го­из­бран­ным ино­ком Па­и­си­ем, а Иоанн Ко­лов, по­вест­вуя о жиз­ни Па­и­сия, опи­сы­ва­ет и бе­се­ды Па­и­сия с «ве­ли­ким меж­ду си­рий­ски­ми по­движ­ни­ка­ми от­цом». «Был у нас здесь че­ло­век Бо­жий Си­ри­я­нин, ста­рец ве­ли­кий меж­ду от­ца­ми, про­све­щен­ный умом и серд­цем», – так го­во­рят Иоанн Ко­лов.

[12] Свя­той Еф­рем оста­вил по­сле се­бя весь­ма мно­го со­чи­не­ний. В од­них он – тол­ко­ва­тель Свя­щен­но­го Пи­са­ния (свя­той Еф­рем, по сло­вам свя­то­го Гри­го­рия, пи­сал тол­ко­ва­ние, на­чи­ная с со­тво­ре­ния ми­ра до по­след­ней бла­го­дат­ной кни­ги); в дру­гих – об­ли­чи­тель ере­сей и пес­но­пе­вец Церк­ви, в иных – учи­тель хри­сти­ан­ской жиз­ни и в част­но­сти про­по­вед­ник со­кру­ше­ния сер­деч­но­го. Со­чи­не­ния по­след­не­го ро­да со­став­ля­ют как бы пе­чать ду­ши пре­по­доб­но­го Еф­ре­ма и вме­сте его сла­ву на все ве­ка. Свя­тойГри­го­рий Нис­ский го­во­рит, что «пла­кать для Еф­ре­ма бы­ло то же, что для дру­гих ды­шать воз­ду­хом, – день и ночь ли­лись у него сле­зы; но ли­цо Еф­ре­ма цве­ло и си­я­ло ра­до­стью, то­гда как ру­чьи слез ли­лись из глаз его. Но и там, где Еф­рем го­во­рит о со­кру­ше­нии, он воз­но­сит­ся мыс­лью к бла­го­сти Бо­жьей, из­ли­ва­ет бла­го­да­ре­ние и хва­лу Все­выш­не­му». Все нрав­ствен­ные на­став­ле­ния его бла­го­уха­ют сер­деч­ным уми­ле­ни­ем. Не од­но свое на­став­ле­ние так на­чи­на­е­те Еф­рем: «Со­кру­шай­ся, ду­ша моя; со­кру­шай­ся о тех бла­гах, ко­то­рые ты при­ня­ла от Бо­га и по­гу­би­ла. Со­кру­шай­ся о де­лах злых, сде­лан­ных то­бою. Со­кру­шай­ся о всем том, в чем по­ка­зал Бог Свое дол­го­тер­пе­ние к те­бе. При­ди­те, бра­тья мои, при­ди­те, ра­бы Хри­сто­вы, бу­дем со­кру­шать­ся серд­цем и ры­дать пе­ред Ним день и ночь. При­ди­те, бу­дем по­мыш­лять об оном страш­ном и гроз­ном Су­де и сле­ду­ю­щем за­тем на­шем осуж­де­нии». В этом чув­стве со­кру­ше­ния обык­но­вен­ные пред­ме­ты бе­сед свя­то­го Еф­ре­ма: по­ка­я­ние, па­мять о смер­ти и су­де, страх Бо­жий, вни­ма­ние к са­мо­му се­бе, сми­ре­ние, про­тив гор­до­сти и проч. – За свои вы­со­кие по­уче­ния свя­той Еф­рем был на­зван со­оте­че­ствен­ни­ка­ми про­ро­ком Сир­ским. Бла­жен­ный Иеро­ним пи­шет: «Еф­рем, диа­кон Эдес­ский, до­стиг та­кой сла­вы, что в неко­то­рых церк­вах со­чи­не­ния его чи­та­ют­ся пуб­лич­но по­сле св. Пи­са­ния». «Про­слав­лять мне на­доб­но то­го, – го­во­рит Гри­го­рий Нис­ский, – кто в устах всех хри­сти­ан, Еф­ре­ма Си­ри­на, то­го Еф­ре­ма, ко­то­ро­го жизнь и на­став­ле­ния си­я­ют в це­лом ми­ре». – Свя­той Еф­рем оста­вил по­сле се­бя мно­го и дог­ма­ти­че­ских со­чи­не­ний. Все они пи­са­ны про­тив за­блуж­де­ний то­го вре­ме­ни. Та­ко­вы: а) 80 слов про­тив дерз­ких ис­пы­та­те­лей, т. е. про­тив аэти­ан и ев­но­ми­ан; б) 56 по­уче­ний про­тив ере­сей с об­ли­че­ни­я­ми и уве­ща­ни­я­ми вар­де­са­ни­там (по­сле­до­ва­те­лям ере­ти­ка Вар­де­са­на), мар­ки­о­ни­там и мес­са­ли­а­нам; в) о жем­чу­жине, или о том, что в од­ном ли­це Иису­са Хри­ста со­еди­не­ны два есте­ства, про­тив Мар­ки­о­на и Ма­не­са; г) три сло­ва о ве­ре и про­тив иуде­ев; д) о сво­бо­де про­тив за­щит­ни­ков сле­пой судь­бы; о по­ка­я­нии, где про­тив но­ва­ти­ан го­во­рит о вла­сти церк­ви про­щать гре­хи и опро­вер­га­ет ты­ся­че­лет­нее цар­ство; о свя­щен­стве; о рае и су­де. – Стро­гий рев­ни­тель ве­ры и бла­го­че­стия, свя­той Еф­рем не мог оста­вать­ся рав­но­душ­ным к сму­там, ка­кие про­из­ве­ли в Эдес­се и Ме­со­по­та­мии сек­ты Вар­де­са­на и Ария. Про­ти­во­дей­ствуя ере­ти­кам, ко­то­рые свои за­блуж­де­ния из­ла­га­ли в по­э­ти­че­ской фор­ме пес­ни и, при­вле­кая неопыт­ных изя­ще­ством сти­хо­твор­но­го раз­ме­ра, лег­ко и на­дол­го уко­ре­ня­ли ере­ти­че­ское со­дер­жа­ние их, свя­той Еф­рем и сам на­чал из­ла­гать на ос­но­ва­нии Св. Пи­са­ния ис­тин­ное уче­ние о Бо­ге и его от­но­ше­ни­ях к нам в та­кой же по­э­ти­че­ской фор­ме. На­род с жад­но­стью вни­мал пес­но­пе­ни­ям свя­то­го от­шель­ни­ка и за­бы­вал пес­ни ере­ти­че­ские. Ере­ти­ки так бы­ли раз­дра­же­ны успе­ха­ми свя­то­го Еф­ре­ма, что раз на­па­ли на него с кам­ня­ми и ору­жи­ем и ед­ва не уби­ли его; но это ни­сколь­ко не осла­би­ло его рев­но­сти к ве­ре. Все эти со­чи­не­ния пи­са­ны свя­тым Еф­ре­мом в ви­де бла­го­го­вей­ных раз­мыш­ле­ний. Они на­зна­ча­лись им для на­род­но­го упо­треб­ле­ния, а ча­стью и для пе­ния в хра­ме и на­пи­са­ны сти­ха­ми. Свя­той Еф­рем оста­вил так­же мно­го уми­ли­тель­ных мо­литв и мо­лит­вен­ных пес­но­пе­ний. Та­ко­вы его пес­но­пе­ния на Рож­де­ство Хри­сто­во, от­ли­ча­ю­щи­е­ся осо­бен­ною тор­же­ствен­но­стью; ему же при­над­ле­жат глу­бо­ко тро­га­тель­ные сти­хи­ры, по­е­мые при по­гре­бе­нии; из мо­литв, со­став­лен­ных им, осо­бен­но из­вест­на уми­ли­тель­но-тро­га­тель­ная мо­лит­ва, чи­та­е­мая в дни Ве­ли­ко­го по­ста: «Гос­по­ди и вла­ды­ка жиз­ни мо­ей! Не дай ду­ху празд­но­сти, лю­бо­на­ча­лия, празд­но­сло­вия овла­деть мной. Дух же це­ло­муд­рия, сми­рен­но­муд­рия, тер­пе­ния и люб­ви да­руй мне, ра­бу тво­е­му. О, Гос­по­ди, Вла­ды­ка, да­руй мне воз­мож­ность ви­деть пре­гре­ше­ния мои и не осуж­дать бра­та мо­е­го, бла­го­сло­вен будь во ве­ки ве­ков. Аминь».

[13] Свя­той Еф­рем мир­но скон­чал­ся в го­ро­де Эдес­се в 373 го­ду.

МОЛИТВЫ

Тропарь преподобного Ефрема Сирина

глас 8

Слез твоих теченьми пустыни безплодное возделал еси, / и иже из глубины воздыханьми во сто трудов уплодоносил еси, / и был еси светильник вселенней, / сияя чудесы, Ефреме, отче наш, / моли Христа Бога спастися душам нашим.

Кондак преподобного Ефрема Сирина

глас 2

Час присно провидя Суда,/ рыдал еси горько, Ефреме, яко любобезмолвный,/ делателен же был еси в делех учитель, преподобне./ Темже, отче всемирный, ленивыя воздвизаеши к покаянию.

КАНОН ПРЕПОДОБНОМУ И БОГОНОСНОМУ ОТЦУ НАШЕМУ ЕФРЕМУ СИРИНУ

тропарь, глас 8. Слезами твоих источников пустыни безъчадное напоил еси и, еже из глубины, воздыхании во сто труды уплодоносил еси – и бысть светильник вселенней, сияя чудесы, Ефреме-отче наш, моли Христа-Бога спастися душам нашим. Слава, и ныне. Иже нас ради Рождеи Ся от Девы и распятие претерпев, Благии, Испровергии смертию смерть и восресение Явлеи яко Бог
– не презри, их же созда рукою Своею,
– яви человеколюбие Свое, Милостиве,
– приими рождьшую Тя – Богородицу, Молящуюся за нас,
– и спаси, Спасе наш, люди согрешьшыя.
Канон, поем в глас 6. Песнь 1, ирмос: Яко по суху ходив израиль по бездне стопами, гонителя фараона видя потопляема – Богу победную песнь поем, вопияше.
ЗАПЕВ. Преподобне отче Ефреме, моли Бога о нас. Евъфратъским одождением – твоими молитвами душю мою напой, изъсохшую зноем страстей. И слово ми вдохни, твой восхваляющу праздник, преблаженне.
ЗАПЕВ. Свет мысленыи облистал еси – светло явился еси солнце: добродетельми светолучными и учении добротами, Ефреме, озаряя верных все исполнение.
СЛАВА. Струями слез пламень страстей погасив, был еси сосуд честен, Ефреме, Святаго Духа – источник источая учением, Богоблаженне.
И НЫНЕ. Нетленно Слово во утробе приимши, родила еси – Избавляющаго от тли Тому служащыя присно, Мати-Дево, Чистая, Двери – воистину – Живота.
Песнь 3, ирмос: Несть Свята, якоже Ты, Господи, Боже мой, – Вознесыи рог верных Си, Блаже, и Утвердивыи их на камени исповедания Ти.
ЗАПЕВ. Тины всякия страстныя себе очищь – явил ся еси приятилище добродетелем, воистину, и сосуд въмещен дарованиям Святаго Духа.
ЗАПЕВ. Никакоже сна очима подав – храм явил ся еси Святей Троице и Премудрости сокровище, мир обогащая златозарными учении, блаженне.
СЛАВА. Познавает другии Ефрат Христова честная Церкви: златыми течении напояюща мудрых учения водами – и тварь всю напояюща.
И НЫНЕ. Во двою естеству – единыи от Святыя Троицы – от чистых Твоих кровий воплощь Ся, Боголепно пройде, яже от Адама спасая благостию, О, Пречистая.
седален, глас 5. Сокровище Премудрости тайнам Христовем, чашю Божественаго умиления – воспоем вернии в памяти его: тезоименно бо всегда сердца верных веселит утешении Божествеными Ефрем, яко делатель и таиник Господним откровением. Слава, и ныне. Богородичен: Теплая Предстательнице, и Непобедимая, Упование известное и непостыдное, Стено и Покрове, и Пристанище притекающим Ти, присно Дево, Чистая, – Сына Своего и Бога моли со Ангелы Мир даровати мiрови и спасение и велию милость. Кресто-Богородичный: Крестом Сына Твоего, Богоблагодатная, идольская лесть вся упразднися и бесовъская крепость попрана бысть, сего ради вернии подолгу Тя присно поем и благословим и, Богородицу – воистину! – исповедающе, величаем.
Песнь 4, ирмос. Христос мне – Сила, Бог и Господь – честная Церкви Боголепно зовет, вопиющи от совести чисты, о Господе празднующи.
ЗАПЕВ. Сила глаголом твоим протече весь мир, высоко творя сиянием смирения, отгоня ослепление душам, блаженне.
ЗАПЕВ. Непорочно прошел еси житие, слезами себе омывая – и Судии всех Пришествие написуя словесы мудрыми, Богоявленне, досточюдне.
ЗАПЕВ. Видев твоего смирения преславную высоту Господь – дарует тебе слово высокотворно, имже ересем лютая возношения смиришася.
СЛАВА. Укрепль себя благодатию Вседержителя – ополчи себя къ началом бесовъским, отче, – и победил еси, о нас моляся тепле, восхваляющих тя.
И НЫНЕ. Яко Божественыи храм, яко Гору Святую, яко Источник Нетления, яко Избранну едину бывшую Зиждителю нашему Богу — ДЕВУЮ (Ис. 7:14), ублажаем.
Песнь 5, ирмос. Божиим светом Твоим, Блаже, утренюющих Тебе душя любовию, просвети, молюся, Тебя ведети, Слове Божии, истиннаго Бога – от мрака греховнаго Изимающа.
ЗАПЕВ. Слезными каплями до конца, отче, изъсушил еси сластей пучину, а истечением твоих учении, блаженне, вся ересем потоки всяко потопил еси.
ЗАПЕВ. Отче, ум твой воззрением, еже к Богу, просвещаемь, Ефреме, Боговиден весь бысть, якоже зерцало Божественаго Духа, невеществено явления приемля.
СЛАВА. Отче – храм был еси, воистину, вместен Троице и испещрен благодатию и чистых добродетелей озарением и учением целостию.
И НЫНЕ. Умерщвлена мя показа во едеме вкушение древа лукавым наветом змия – Ты же, Живодавца-Христа рождьши, оживи мя, едина Богорадованная.
Песнь 6, ирмос. Житейскаго моря воздвизаема зря напастей бурею, в тихое пристанище Твое притек, вопию Тебе: возъведи от тли живот мой, Многомилостиве.
ЗАПЕВ. Не на песце основание, но на вере незыблеме Богоносец положи – от вражиих всяческих навет не преклоним пребысть, непобедимою Дланию окормляем.
ЗАПЕВ. Воистину, язык твой – «трость книжника скорописца» (Пс. 44:1) был еси, показующь разум всеблагочестив, начертающь на скрижалех сердечных, отче, закон Духоныи.
СЛАВА. Твоим плавающеи утешения учением, Ефреме Богомудре, пучины треволнения душевредныя и бурь ересей избавляются: възывающе – верою спасаются.

И НЫНЕ. Иже всякоя вышъши – яко Бог- разумныя и видимыя твари, воплощ Ся, пройде ис Твоея утробы, содела Тя нетленну, якоже бе прежде рожества, О, Мати-Дево.
кондак, глас 2. Час всегда провидя испытания, рыдаше горце, Ефреме, яко любя безъмолвие – делательник же был еси, в делех учитель Божественныи, темже, отче-всекрасне, ленивыя возъставляеши к покаянию. икос: От воды благодати твоея одожди в душю мою, омывая ю* от всякия скверны нечистыя, яко да от сих очистит ся и ревнительно житие по-всему Духовно в прочее лето скончавши – сладости Божественныя насладит ся, ея же насладился еси – и напоил еси вся, прежде страстьми исъсохшыя: се есть словесы твоими: ленивыя возъставляеши к покаянию.
Песнь 7, ирмос. Хладодательну убо пещь сотвори Ангел преподобным детем, халдеи же опали велением Божиим, мучителя увеща вопити: Благословен Бог отцев наших.
ЗАПЕВ. Законоположитель инокующим известен явился еси, пречестне, изиматель же от вражиих всяческих сплетении, темже, твою на земли почитают честную и священную, отче, память.
СЛАВА. Изряден Духу, преславне, орган был еси: всегда Того возглашая дохновения – и покаяния глас спасеныи нам поя, воспевающим тя.
И НЫНЕ. Паче слова Твое зачатие, Богоневесто: Бога бо Слова родила еси – Избавляющаго от безсловесия вся человеки и слово Подающаго вопити: Благословен Бог отцев наших.
Песнь 8, ирмос. Из пламене Святым росу источи, а праведнаго жертвы и воду попали – вся бо твориши, Христе, елико хощеши, тем, Тя превозносим – Господа! – во веки.
ЗАПЕВ. Яко светоносное явися другое солнце – учение яко зарю испущая во вся пределы вселенныя: светом покаяния, блаженне, отгнал еси тму несветлую всякаго греха. (дважды).
СЛАВА. Струями Божественных учении окружаемь, яко же другая река из едема текущи – лице земли напаяя чюдне, а нечестия плевелы подавляя.
И НЫНЕ. Истинную Богородицу исповедающе Тя, якоже Ангел: Радуися, – вопием Ти: едина бо Радость на земли родила еси, Обрадованная, Присноблаженная.
Песнь 9, ирмос. Бога человеком неудобь видети, на Него же не смеют чини Ангельстии зрети – Тобою бо, Пречистая, яви Ся нам Слово Воплощено, Его же величающе, съ Небесными вои Тя величаем.
ЗАПЕВ. Укрепль ся любовию Вседержителя, все свое житие – рыдая – скончал еси, О, преподобне, вопия со удивлением: послаби моря житейскаго волнам, О, Твоею, Спасе, благодатию, ею в будущей жизни мя богатно соблюдая.
ЗАПЕВ. Сладъко слово твое – умиления подательно, исполнь просвещения притекающим, О, Богоносне Ефреме, досточюдне, непорочно же житие – всеми украшаемь Богосиянными добродетельми и просвещаемь.
СЛАВА. Храм Духу был еси и – река вод животных исполняема; – Церкви основание непоколебимо; – утвержение инокующим; – источник всегда текущии Божественнаго умиления, Ефреме досточюдне.
И НЫНЕ. Разумети не может ум человеческии, еже паче ума рожества Твоего, Дево, таиньство: Бог бо всель Ся посреди Тебе,
ключь девьства не поколеба,
яко же весть един Сам,
Непостижимыи.

Источник: azbyka.ru

     

Подписаться на обновления сайта