Кресто-Воздвиженский храм г. Винницы | Школа – сад Св. Николая

Преподобный Алипий Столпник, Адрианопольский

КРАТКОЕ ЖИТИЕ ПРЕПОДОБНОГО АЛИПИЯ СТОЛПНИКА, АДРИАНОПОЛЬСКОГО

Преподобный Алипий Столпник

Преподобный Алипий Столпник

Пре­по­доб­ный Али­пий Столп­ник ро­дил­ся в 522 го­ду в г. Адри­а­но­по­ле в Па­фло­го­нии. Мать его, бла­го­че­сти­вая хри­сти­ан­ка, ра­но ов­до­ве­ла и, зная о Бо­же­ствен­ном при­зва­нии сы­на, по­ру­чи­ла его вос­пи­та­ние Фе­о­до­ру, епи­ско­пу Адри­а­но­поль­ско­му. Во вре­мя рож­де­ния сы­на мать ви­де­ла чу­дес­ное ви­де­ние, вся ком­на­та бы­ла на­пол­не­на Бо­же­ствен­ным си­я­ни­ем – это бы­ло пред­зна­ме­но­ва­ни­ем бу­ду­щей пра­вед­ной жиз­ни Али­пия.

За бо­го­угод­ную жизнь епи­скоп по­свя­тил св. Али­пия в сан диа­ко­на. Од­на­жды пре­по­доб­но­му, со­про­вож­дав­ше­му сво­е­го вла­ды­ку в Кон­стан­ти­но­поль, яви­лась в сон­ном ви­де­нии св. му­че­ни­ца Ев­фи­мия и ска­за­ла, чтобы он воз­вра­тил­ся на ро­ди­ну и на ме­сте за­бро­шен­но­го язы­че­ско­го клад­би­ща ос­но­вал цер­ковь в честь ее свя­то­го име­ни. Пре­по­доб­ный ис­пол­нил Бо­же­ствен­ное ука­за­ние и по­ло­жил на­ча­ло по­движ­ни­че­ской жиз­ни. Ря­дом с хра­мом, под от­кры­тым небом, на вер­ху язы­че­ско­го гро­ба свя­той со­ору­дил се­бе столп, на ко­то­ром под­ви­зал­ся 53 го­да в непре­стан­ных мо­лит­вах к Бо­гу, по­учая и на­став­ляя мно­гих, при­хо­дя­щих к нему. Жив­шие на язы­че­ском клад­би­ще бе­сы ис­ку­ша­ли по­движ­ни­ка, но по­беж­ден­ные мо­лит­вой и стой­ко­стью свя­то­го, на­все­гда по­ки­ну­ли это ме­сто. За свои по­дви­ги из­бран­ник Бо­жий удо­сто­ил­ся бла­го­дат­но­го да­ра про­ро­че­ства, из­гна­ния бе­сов и ис­це­ле­ния неду­гов. Лишь за 14 лет до смер­ти свя­той не смог боль­ше сто­ять и из-за бо­лез­ни ног ле­жал на бо­ку, без­ро­пот­но пе­ре­но­ся тяж­кие стра­да­ния и сми­рен­но бла­го­да­ря Гос­по­да. По­сте­пен­но око­ло стол­па воз­ник­ли два мо­на­сты­ря: муж­ской и жен­ский, в ко­то­рых пре­по­доб­ный ввел стро­гие мо­на­ше­ские уста­вы и управ­лял ими до сво­ей кон­чи­ны. По­чил пре­по­доб­ный Али­пий в 640 г., в воз­расте 118 лет.

ПОЛНОЕ ЖИТИЕ ПРЕПОДОБНОГО АЛИПИЯ СТОЛПНИКА, АДРИАНОПОЛЬСКОГО

Раб Хри­стов Али­пий был ро­дом из па­фла­гон­ско­го го­ро­да Адри­а­но­по­ля[1]. Гос­подь из­брал его на слу­же­ние Се­бе еще до его рож­де­ния. Од­на­жды но­чью, неза­дол­го до рож­де­ния сы­на, мать его име­ла сле­ду­ю­щее ви­де­ние. Ей по­ка­за­лось, что она дер­жит на ру­ках агн­ца, весь­ма кра­си­во­го, с дву­мя го­ря­щи­ми све­ча­ми на его ро­гах. Ко­гда же на­сту­пи­ло вре­мя рож­де­ния Али­пия, то ком­на­та на­пол­ни­лась Бо­же­ствен­ным си­я­ни­ем: это бы­ло пред­зна­ме­но­ва­ни­ем си­я­ния бу­ду­щей пра­вед­ной жиз­ни Али­пия, так как ему бы­ло на­зна­че­но стать све­тиль­ни­ком ми­ра. По­сле рож­де­ния Али­пия мать его за­сну­ла, и во сне ей сно­ва бы­ло сле­ду­ю­щее ви­де­ние: все жи­те­ли го­ро­да сте­ка­лись в ее ком­на­ту и окру­жа­ли мла­ден­ца, вос­пе­вая псал­мы и свя­щен­ные пес­но­пе­ния. Эти ви­де­ния мать за­пом­ни­ла, сла­гая их в серд­це сво­ем и раз­мыш­ляя о бу­ду­щей судь­бе сы­на сво­е­го.

Через неко­то­рое вре­мя скон­чал­ся муж ее, и, не по­же­лав вто­рич­но вый­ти за­муж, она ста­ла про­во­дить вре­мя сво­е­го вдов­ства в по­сте и мо­лит­ве, уго­ждая Бо­гу чи­сто­той сво­ей жиз­ни, и вме­сте с сы­ном, воз­ла­гая все свое упо­ва­ние на ис­тин­но­го От­ца си­рот и вдо­виц.

Вскор­мив сво­е­го сы­на, и об­рек­ши его на слу­же­ние Бо­гу, она, как древ­ле Ан­на, мать Са­му­и­ла (1Цар.1:24-28), от­ве­ла его в храм Бо­жий и вру­чи­ла Адри­а­но­поль­ско­му епи­ско­пу, бла­жен­но­му Фе­о­до­ру. Ду­хом ура­зу­мев бла­го­дать Бо­жию, по­чив­шую на от­ро­ке, епи­скоп силь­но по­лю­бил его и на­чал обу­чать Бо­же­ствен­но­му Пи­са­нию. При­дя в воз­раст, Али­пий пре­взо­шел сво­их сверст­ни­ков муд­ро­стью и ра­зу­мом; доб­рым же по­ве­де­ни­ем и доб­ро­де­те­ля­ми стя­жал се­бе лю­бовь у Бо­га и лю­дей. Ду­ша его бы­ла пол­на стра­ха Бо­жия, сми­ре­ния и кро­то­сти; по муд­ро­сти же сво­ей он по­ка­зы­вал как бы муд­рость се­ди­ны и имел «воз­раст ста­ро­сти, жи­тие несквер­ное» (Прем.4:9). Ра­ди этих доб­ро­де­те­лей он был на­зна­чен цер­ков­ным эко­но­мом, а за­тем ру­ко­по­ло­жен в сан диа­ко­на, и в этом сане со­вер­шал свое непо­роч­ное слу­же­ние Бо­гу.

Спу­стя неко­то­рое вре­мя Али­пий воз­же­лал уеди­нен­ной жиз­ни, чтобы в без­мол­вии од­но­му усерд­нее слу­жить Бо­гу и на­сла­ждать­ся непре­стан­ным Бо­го­мыс­ли­ем. Это же­ла­ние серд­ца сво­е­го он от­крыл сво­ей пра­вед­ной ма­те­ри, ко­то­рая, по­доб­но Анне про­ро­чи­це[2], не от­хо­ди­ла от церк­ви и в по­сте и мо­лит­ве день и ночь со­вер­ша­ла свое слу­же­ние Бо­гу; она уже дав­но раз­да­ла свое иму­ще­ство ни­щим и, об­ру­чен­ная Хри­сту, бы­ла по­став­ле­на в диа­ко­нис­сы. Этой-то бо­го­угод­ной ра­бе Гос­под­ней, сво­ей же ма­те­ри, свя­той Али­пий по­ве­дал о сво­ем на­ме­ре­нии:

– Я хо­чу пой­ти на во­сток, – ска­зал он ей, – по­то­му что я слы­шал, что там, в пу­сты­нях, жи­вет в без­мол­вии мно­го свя­тых от­цов; я по­се­люсь с ни­ми и, взи­рая на их бо­го­угод­ное жи­тие, по­ста­ра­юсь с Бо­жьей по­мо­щью под­ра­жать их доб­ро­де­тель­ной жиз­ни. Ты же, мать моя, мо­лись обо мне, чтобы Гос­подь по Сво­ей свя­той во­ле на­пра­вил мой путь и чтобы Ему бы­ло угод­но мое на­чи­на­ние.

Ни­сколь­ко не огор­ча­ясь раз­лу­кой с сы­ном, мать под­ня­ла к небу свои ру­ки и по­сле усерд­ной мо­лит­вы к Бо­гу бла­го­сло­ви­ла его и от­пу­сти­ла с ми­ром. Не ска­зав­шись ни­ко­му, кро­ме ма­те­ри, свя­той Али­пий по­ки­нул род­ной Адри­а­но­поль и, го­ря бо­же­ствен­ным же­ла­ни­ем, устре­мил­ся в путь, как стре­мит­ся олень к ис­точ­ни­ку вод­но­му. Из­ве­стие об его ухо­де силь­но опе­ча­ли­ло епи­ско­па Фе­о­до­ра, клир и ми­рян, ли­шив­ших­ся в нем доб­ро­го со­граж­да­ни­на, ко­то­рый укра­шал Цер­ковь Бо­жию при­ме­ром сво­ей доб­ро­де­тель­ной, Ан­гель­ской жиз­ни и при­но­сил мно­гим из вер­ных чад ее боль­шую поль­зу. Епи­скоп тот­час же разо­слал по­всю­ду на по­ис­ки свя­то­го сво­их слуг, ко­то­рые спу­стя немно­го вре­ме­ни, на­шли его в Ев­ха­и­те[3] в день празд­но­ва­ния па­мя­ти свя­то­го му­че­ни­ка Фе­о­до­ра. Толь­ко с боль­шим тру­дом, при­бе­гая, – то к моль­бам, то к угро­зам, уда­лось вер­нуть его об­рат­но в оте­че­ство; ибо Бо­гу не бы­ло угод­но, чтобы Па­фла­го­ния ли­ши­лась та­ко­го све­тиль­ни­ка, ко­то­рым мно­гие долж­ны бы­ли быть при­зва­ны из гре­хов­ной тьмы к све­ту бо­го­угод­ной жиз­ни. Воз­вра­тив­шись в свой дом, свя­той Али­пий силь­но скор­бел о неудав­шем­ся пу­те­ше­ствии и неис­пол­нен­ном же­ла­нии. Но Бог вся­ко­го уте­ше­ния уте­шил и его пе­чаль бо­же­ствен­ным яв­ле­ни­ем. Некий див­ный муж, луч­ше ска­зать – Ан­гел Бо­жий явил­ся ему в ви­де­нии и ска­зал:

– Не скор­би, Али­пий, о воз­вра­ще­нии с же­лан­но­го пу­ти, но твер­до знай, что свя­то вся­кое ме­сто, ко­то­рое из­би­ра­ет лю­бя­щий Бо­га че­ло­век для бла­го­че­сти­вой и бо­го­угод­ной жиз­ни.

Уте­шен­ный этим ви­де­ни­ем, Али­пий пе­ре­стал скор­беть и про­дол­жал свою ино­че­скую жизнь, при­леж­но под­ви­за­ясь и слу­жа Бо­гу. Од­на­ко его не остав­ля­ло же­ла­ние уеди­нить­ся в ка­ком-ни­будь пу­стын­ном ме­сте. По­это­му он мно­го раз вы­хо­дил из до­му и об­хо­дил окрест­ные го­ры, по­ля и ле­са, ища ме­ста, удоб­но­го для бо­го­мыс­лия. Под­няв­шись од­на­жды на го­ру, рас­по­ло­жен­ную к югу от го­ро­да, он на­шел на ней вы­со­кое и жи­во­пис­ное ме­сто, уда­лен­ное от го­род­ско­го шу­ма и су­е­ты. Оно по­нра­ви­лось ему и, при­не­ся ору­дия для ко­па­ния, он вы­рыл се­бе тут ко­ло­дец. При этом, он не столь­ко ра­бо­тая за­сту­пом, сколь­ко уста­ми при­леж­но мо­лясь Бо­гу, из­вел из зем­ли во­ду. Окон­чив этот труд, свя­той Али­пий по­шел к епи­ско­пу, про­ся раз­ре­шить ему по­се­лить­ся там и по­стро­ить цер­ковь. Епи­скоп, хо­тя и не воз­бра­нял ему ис­пол­нить это же­ла­ние, од­на­ко тай­но по­слал слуг за­ва­лить ис­точ­ник боль­ши­ми кам­ня­ми и за­сы­пать его зем­лей: ему не хо­те­лось, чтобы бла­жен­ный по­се­лил­ся на этом ме­сте, так как го­ра бы­ла очень вы­со­ка и по­чти непри­ступ­на для вся­ко­го, кто бы по­же­лал по­се­тить свя­то­го, и при­том на­хо­ди­лась да­ле­ко от го­ро­да; епи­скоп же­лал, чтобы Али­пий по­се­лил­ся бли­же к го­ро­ду и в бо­лее удоб­ном ме­сте. Най­дя свой ис­точ­ник за­сы­пан­ным, бла­жен­ный по­ки­нул эту го­ру и стал ис­кать се­бе дру­гое ме­сто в окрест­но­стях го­ро­да.

Пе­ред са­мым го­ро­дом бы­ла рас­по­ло­же­на пу­сты­ня, в ко­то­рой в древ­ние вре­ме­на языч­ни­ки-эл­ли­ны хо­ро­ни­ли сво­их по­кой­ни­ков. Пу­сты­ня бы­ла на­се­ле­на ле­ги­о­на­ми нечи­стых ду­хов; вслед­ствие это­го все бо­я­лись то­го ме­ста и ни­кто не мог прой­ти через него по при­чине ужа­сов, на­во­ди­мых бе­са­ми. За­ме­тив, что все из­бе­га­ют этой пу­сты­ни, бла­жен­ный Али­пий по­се­лил­ся там в од­ном из гро­бов[4]; над гро­бом сто­ял ка­мен­ный столп, а на стол­пе идол. Со­кру­шив идо­ла, как гли­ня­ный со­суд, пре­по­доб­ный воз­двиг на его ме­сте чест­ный крест. Та­ким об­ра­зом, ни­сколь­ко не бо­ясь ужа­сов бе­сов­ских и на­па­де­ний, он на­чал там жить, да­ле­ко про­го­няя от се­бя бе­сов­ские пол­ки ору­жи­ем кре­ста и стре­ла­ми сво­их мо­литв. Од­на­жды во вре­мя сна свя­то­му Али­пию пред­ста­ли в ви­де­нии два чест­ных му­жа, об­ле­чен­ных в свя­щен­ни­че­ские ри­зы и ска­за­ли ему:

– За­чем ты так дол­го за­ста­вил нас ждать те­бя здесь, че­ло­век Бо­жий? Ес­ли ты тот Али­пий, ко­то­ро­му пред­на­зна­че­но от Бо­га освя­тить это ме­сто и умно­жить на нем сла­во­сло­вие Бо­жие, то при­сту­пи немед­ля к то­му де­лу, ко­то­рое те­бе по­до­ба­ет со­вер­шить.

Проснув­шись, пре­по­доб­ный уди­вил­ся сло­вам ви­ден­ных им му­жей, недо­уме­вая, кто они та­кие, и что ему над­ле­жит со­вер­шить на этом ме­сте, чтобы умно­жить сла­во­сло­вие Бо­гу. Вско­ре по­сле это­го епи­ско­пу Адри­а­но­поль­ско­му Фе­о­до­ру по­на­до­би­лось для че­го-то съез­дить к ца­рю, и свя­той Али­пий дол­жен был со­про­вож­дать его в ка­че­стве кли­ри­ка. Про­тив сво­е­го же­ла­ния и под­чи­ня­ясь лишь во­ле епи­ско­па, он от­пра­вил­ся в путь и про­во­дил его до Хал­ки­до­на, где епи­скоп на­ме­ре­вал­ся сесть на ко­рабль, чтобы от­плыть в Ца­рь­град.

Тем вре­ме­нем Али­пий во­шел в од­ну цер­ковь, на­хо­див­шу­ю­ся на бе­ре­гу мо­ря и, по­мо­лив­шись в ней, за­дре­мал. И вот пред­ста­ла ему в ви­де­нии де­ва пре­крас­ная, как солн­це, и ска­за­ла:

– Встань ско­рее, Али­пий!

Изум­лен­ный ее кра­со­той, Али­пий спро­сил ее:

– Кто ты, гос­по­жа, и по­че­му ве­лишь мне ско­рее встать?

– Я Ев­фи­мия[5], ра­ба Хри­сто­ва и му­че­ни­ца, – от­ве­ти­ла она. – Встань и, ес­ли хо­чешь, пой­дем в твое оте­че­ство! По во­ле Бо­жи­ей я бу­ду тво­ей спут­ни­цей и по­мощ­ни­цей.

Ко­гда свя­тая му­че­ни­ца про­из­нес­ла эти сло­ва, Али­пий проснул­ся и не уви­дал ни­ко­го пе­ред со­бой, но серд­це его бы­ло пол­но ду­хов­ной ра­до­сти. Он по­нял, что Бог хо­чет его воз­вра­ще­ния к без­мол­вию. По­это­му, оста­вив епи­ско­па, он вер­нул­ся в оте­че­ство, со­про­вож­да­е­мый неви­ди­мой по­мо­щью и мо­лит­ва­ми свя­той ве­ли­ко­му­че­ни­цы Ев­фи­мии, чуд­ный об­раз ко­то­рой и слад­кую бе­се­ду он всё вре­мя хра­нил в серд­це сво­ем и ра­до­вал­ся ду­хом.

При­дя в Адри­а­но­поль, в свою без­молв­ную пу­сты­ню, он за­ду­мал по­стро­ить на этом ме­сте цер­ковь во имя свя­той Ев­фи­мии. По­треб­ных средств для се­го он не имел, ибо, раз­дав всё свое име­ние и по­сле­до­вав за об­ни­щав­шим нас ра­ди Гос­по­дом, он, как ни­щий, не имел ни зо­ло­та, ни се­реб­ра, ни да­же ме­ди при по­я­се. То­гда он умо­лял зна­ко­мых ему граж­дан и со­се­дей по­мочь ему. Узнав о его же­ла­нии, они с усер­ди­ем при­но­си­ли ему всё нуж­ное и в ско­ром вре­ме­ни меж­ду язы­че­ски­ми гро­ба­ми бы­ла со­зда­на цер­ковь во имя свя­той му­че­ни­цы Ев­фи­мии. Ко­гда ос­но­ва­ние бы­ло вы­ры­то, свя­то­му Али­пию сно­ва яви­лись во сне два вы­ше­упо­мя­ну­тых му­жа в иерей­ских об­ла­че­ни­ях. Один из них дер­жал в ру­ке ка­диль­ни­цу и ка­дил ос­но­ва­ние, зна­ме­нуя этим, ка­кая ве­ли­кая здесь име­ет быть цер­ковь, дру­гой же пел:

– Осан­на ме­сту се­му!

Неиз­вест­но, кто бы­ли эти му­жи, – но неко­то­рое вре­мя спу­стя, там бы­ли об­ре­те­ны нетлен­ные и бла­го­ухан­ные мо­щи тех двух му­жей, ко­то­рые два­жды яв­ля­лись в ви­де­нии свя­то­му Али­пию. По его по­ве­ле­нию эти свя­тые мо­щи бы­ли по­ло­же­ны в вы­стро­ен­ной им церк­ви.

Еще до освя­ще­ния церк­ви ле­ги­о­ны бе­сов­ские, ви­дя, что по ста­ра­нию свя­то­го Али­пия сре­ди их жи­ли­ща воз­дви­га­ет­ся се­ле­ние свя­тых, и там, где они на­во­ди­ли на всех страх и ужас, на­чи­на­ет яв­лять­ся Бо­жия бла­го­дать, с ве­ли­ким кри­ком и воп­лем устре­ми­лись на но­воз­дан­ную цер­ковь и на кел­лию свя­то­го, же­лая раз­ру­шить зда­ние до са­мо­го ос­но­ва­ния и, устра­шив свя­то­го му­жа, из­гнать его от­ту­да. В сво­ей яро­сти бе­сы во­пи­ли раз­ны­ми го­ло­са­ми, как раз­дра­жен­ные зве­ри или раз­гне­ван­ные рат­ни­ки: но во­ин Хри­стов стал на мо­лит­ву, во­ору­жил­ся ею как непо­бе­ди­мым ору­жи­ем и тот­час по­бе­дил при­зрач­ную си­лу бе­сов­скую, так что бе­сы бе­жа­ли с по­зо­ром, как пыль, воз­ме­та­е­мая вет­ром.

Ко­гда цер­ковь бы­ла освя­ще­на, то из го­ро­да на­чал сте­кать­ся к ней на­род, чтобы сла­во­сло­вить Бо­га и по­слу­шать ду­ше­по­лез­ных по­уче­ний свя­то­го. То­гда Али­пий, во­ору­жа­ясь еще силь­нее про­тив вра­га, под­нял­ся на столп, по­доб­но свя­то­му Си­мео­ну[6], пер­во­му столп­ни­ку, и стал как бы страж, из­да­ле­ка усмат­ри­вая на­сту­па­ю­щая опол­че­ния бе­сов­ские и му­же­ствен­но бо­рясь с ни­ми день и ночь. Бе­сы же, хо­тя все­гда бы­ва­ли по­беж­да­е­мы им, од­на­ко не пре­кра­ща­ли сво­их бес­стыд­ных на­па­де­ний на свя­то­го.

Од­на­жды но­чью злые ду­хи на­ча­ли бро­сать в Али­пия кам­ня­ми, при­чи­няя ему силь­ные по­ра­не­ния. Пе­ре­но­ся уда­ры кам­ней свя­той ска­зал бе­сам:

– Что вам на­до от ме­ня, че­ло­ве­ко­не­на­вист­ные и ги­бель­ные бе­сы? На­прас­но воз­му­ща­е­тесь вы и злоб­но вос­ста­е­те про­тив ра­бов Бо­жи­их. Эти кам­ни, ко­то­рые вы ме­че­те в ме­ня, бу­дут сви­де­тель­ство­вать пе­ред Хри­стом в день вто­ро­го при­ше­ствия о ва­шей бес­стыд­ной дер­зо­сти и зло­бе. Знай­те, что я ни во что вме­няю ва­ше ме­та­ние кам­ней и счи­таю его как бы дет­ской иг­рой. Вот я сни­маю лег­кие дос­ки, слу­жив­шие по­кро­вом над мо­ей го­ло­вой, чтобы с боль­шим удоб­ством при­ни­мать уда­ры и пре­тер­петь ра­ди Гос­по­да мо­е­го то, что пре­тер­пел свя­той пер­во­му­че­ник Сте­фан[7]. Вы уби­ли его ру­ка­ми иуде­ев, с ко­то­ры­ми и уна­сле­ду­е­те ге­ен­ну ог­нен­ную.

Слы­ша эти сло­ва и по­ни­мая, что непо­бе­ди­мый стра­да­лец го­тов всё пре­тер­петь для Бо­га, бе­сы раз­бе­жа­лись во все сто­ро­ны от то­го ме­ста. Это слы­ша­ли в ту ночь неко­то­рые про­хо­жие, ви­дев­шие так­же и бе­сов, бе­жав­ших от­ту­да под раз­ны­ми ви­да­ми, гром­ко ры­дав­ших и во­пив­ших:

– Али­пий из­гнал нас из на­ше­го жи­ли­ща! Ку­да нам ид­ти? Нам ни­где нет ме­ста!

Пре­по­доб­ный же снял со стол­па лег­кий на­вес, быв­ший над его го­ло­вой, и сто­ял, имея небо сво­им един­ствен­ным по­кро­вом, му­же­ствен­но пе­ре­но­ся сту­жу и зной, дождь и град, снег и мо­роз. И был он та­ким доб­ро­воль­ным му­че­ни­ком не крат­кое вре­мя, но 53 го­да, стра­дая на сво­ем стол­пе, как бы при­гвож­ден­ный ко кре­сту. И сте­ка­лось к нему в это вре­мя мно­же­ство на­ро­да, му­жей и жен, юно­шей и стар­цев, чтобы по­слу­шать его по­лез­ных по­уче­ний и по­лу­чить ис­це­ле­ние неду­гов. Вви­ду то­го, что мно­гие из них по­се­ли­лись тут же при нем, свя­той по­ве­лел устро­ить два мо­на­сты­ря, муж­ской и жен­ский, один по од­ну сто­ро­ну стол­па, дру­гой – по дру­гую. Сам же сто­ял на стол­пе по­се­ре­дине, про­све­щая оба мо­на­сты­ря сво­им уче­ни­ем и при­ме­ром сво­ей Ан­гель­ской жиз­ни и за­щи­щая их сво­и­ми мо­лит­ва­ми. Али­пий дал им за­ко­ны и уста­вы ино­че­ско­го жи­тия, по­велев тща­тель­но блю­сти се­бя от коз­ней бе­сов­ских, при­том жен­щи­нам он осо­бен­но за­по­ве­дал ни­ко­гда не по­ка­зы­вать­ся на гла­за муж­чин.

В жен­ском мо­на­сты­ре жи­ла мать бла­жен­но­го Али­пия со сво­ей до­че­рью, а его сест­рой Ма­ри­ей, и дру­гие знат­ные же­ны Адри­а­но­поль­ские и меж­ду ни­ми некие Ев­фи­мия и Евву­ла, оста­вив­шие всё свое име­ние, де­тей, род­ных и дру­зей и всю су­е­ту и сла­дость ми­ра се­го, чтобы об­лечь­ся в Ан­гель­ский об­раз, жиз­нью же сво­ею упо­до­бить­ся са­мим Ан­ге­лам.

Мать пре­по­доб­но­го бы­ла в сане диа­ко­нис­сы и, хо­тя жи­ла по-ино­че­ски, од­на­ко не хо­те­ла по­стри­гать­ся.

– Од­но и то же – быть диа­ко­нис­сой или ино­ки­ней,– го­во­ри­ла она.

Сын неод­но­крат­но мо­лил ее об­лечь­ся в ино­че­ское оде­я­ние, но она не слу­ша­ла его, по­ка не по­лу­чи­ла ука­за­ния на это в ноч­ном ви­де­нии. То­гда она уже са­ма ста­ла про­сить сы­на о по­стри­же­нии ее в ино­че­ство. Ей пред­ста­ви­лись в ви­де­нии бо­га­тые па­ла­ты, внут­ри ко­то­рых слы­ша­лось слад­ко­глас­ное пе­ние, сла­вя­щее Бо­га. Ко­гда она за­хо­те­ла вой­ти ту­да, то некий слав­ный и све­то­нос­ный муж, сто­яв­ший у вхо­да в па­ла­ты, за­гра­дил ей вход и ска­зал:

– Ты не вой­дешь сю­да, по­то­му что здесь ли­ку­ют ра­бы­ни Гос­под­ни, по­слу­жив­шие Ему в ино­че­ском сане. На те­бе же нет оде­я­ния ино­че­ско­го, по­то­му ты и не мо­жешь вой­ти сю­да и при­нять уча­стие в их ра­до­сти.

Сло­ва эти силь­но при­сты­ди­ли мать свя­то­го Али­пия, и, проснув­шись, она ста­ла про­сить сы­на, чтобы ее по­стриг­ли в ино­че­ский сан. По­сле по­стри­же­ния она удво­и­ла по­дви­ги, при­ла­гая к преж­ним сво­им тру­дам но­вые тру­ды.

Про­жив еще мно­го лет в мо­на­ше­стве, она ото­шла ко Гос­по­ду, бла­го­уго­див Ему на зем­ли. Сын же ее, пре­по­доб­ный отец наш Али­пий, был так уго­ден Бо­гу, что еще при жиз­ни сво­ей был оси­я­ва­ем небес­ным све­том: несколь­ко раз над го­ло­вой его яв­лял­ся ог­нен­ный столп, до­сти­гав­ший до об­ла­ков и оза­ряв­ший всё ме­сто окрест его. Яв­ле­ние это про­ис­хо­ди­ло ча­сто, ино­гда днем, ино­гда но­чью, боль­шей же ча­стью но­чью, и, ко­гда слу­ча­лись гром и мол­ния, то этот небес­ный свет над свя­тым яв­лял­ся вы­ше то­го ка­мен­но­го стол­па, на ко­то­ром он сто­ял.

Мно­гие из ве­ру­ю­щих свя­то жи­ву­щих спо­доб­ля­лись ви­деть это; дру­гие, ко­му слу­ча­лось на­блю­дать свет из­да­ле­ка, ду­ма­ли, что столп свя­то­го го­рит на­сто­я­щим ве­ще­ствен­ным ог­нем. До­стой­ные же яс­но мог­ли гля­деть на это неска­зан­ное зна­ме­ние небес­ной сла­вы: так про­слав­лял Бог Сво­е­го угод­ни­ка.

И мно­го чу­дес со­тво­рил свя­той бла­го­да­тью Хри­сто­вой, ис­це­лял боль­ных, из­го­нял бе­сов из лю­дей, про­ре­кал бу­ду­щее. За че­тыр­на­дцать лет до кон­чи­ны но­ги его бы­ли по­ра­же­ны лю­той бо­лез­нью, так что всё это вре­мя он не мог сто­ять и до са­мо­го сво­е­го пре­став­ле­ния ле­жал на од­ном бо­ку. Ко­гда уче­ни­ки свя­то­го хо­те­ли пе­ре­вер­нуть его на дру­гую сто­ро­ну, он не поз­во­лял им, но тер­пел всё, как вто­рой Иов, бла­го­да­ря Бо­га, к Ко­то­ро­му и ото­шел с ра­до­стью[8]. И по пре­став­ле­нии его мно­го ис­це­ле­ний по­да­ва­лось боль­ным от его свя­тых мо­щей во сла­ву Хри­ста, Бо­га на­ше­го, про­слав­ля­е­мо­го со От­цом и Свя­тым Ду­хом во ве­ки. Аминь.

При­ме­ча­ния

[1] Па­фла­го­ния – про­вин­ция Рим­ской им­пе­рии на юге Ма­лой Азии с глав­ным го­ро­дом Ган­грой.

[2] Па­мять свя­той Ан­ны про­ро­чи­цы празд­ну­ет­ся 3-го фев­ра­ля.

[3] Ев­ха­ит – го­род на се­ве­ре Ма­лой Азии, ныне Ме­ре­и­ван.

[4] Гро­ба­ми обык­но­вен­но бы­ли то­гда пе­ще­ры в го­рах, ино­гда при­род­ные, ино­гда вы­ры­тые или вы­се­чен­ные ис­кус­ствен­но, в ко­то­рых и по­ла­га­ли те­ла умер­ших, за­вер­ну­тые в осо­бые пе­ле­ны или про­сты­ни.

[5] Свя­тая ве­ли­ко­му­че­ни­ца Ев­фи­мия (па­мять ее 11-го июля и 16 сент.) бы­ла ро­дом из Хал­ки­до­на, где и по­чи­ва­ли ее мо­щи до 620 г., ко­гда они бы­ли пе­ре­не­се­ны в Кон­стан­ти­но­поль.

[6] Па­мять прп. Си­мео­на Столп­ни­ка празд­ну­ет­ся 1 сен­тяб­ря.

[7] Па­мять свя­то­го пер­во­му­че­ни­ка ар­хи­ди­а­ко­на Сте­фа­на – 27-го де­каб­ря. Иудеи по­би­ли его кам­ня­ми за об­ли­че­ние их неве­рия и ис­по­ве­до­ва­ние Хри­сто­вой ве­ры. (См. Деян.8).

[8] Пре­по­доб­ный Али­пий скон­чал­ся при им­пе­ра­то­ре Ирак­лии (610–641 гг.) близ Адри­а­но­по­ля Па­фла­гон­ско­го. Чест­ная гла­ва его в на­сто­я­щее вре­мя на­хо­дит­ся на Афоне в мо­на­сты­ре Кут­лу­муш.

МОЛИТВЫ

Тропарь преподобному Алипию

глас 1

Терпения столп был еси,/ ревновавый праотцем, преподобне,/ Иову во страстех, Иосифу во искушениих,/ и Безплотных жительству, сый в телеси,/ Алипие отче наш,// моли Христа Бога спастися душам нашим.

Кондак преподобному Алипию

глас 8

Яко добродетелей вину и постников удобрение,/ Церковь славит тя днесь и воспевает, Алипие:/ молитвами твоими подаждь чтущим любовию доблести твоя и борения/ лютых прегрешений избавление,// яко тезоименитый.

Ин тропарь преподобному Алипию

глас 4

Страшен и неприступен показался еси бесом воистину,/ уязвляя сих раною священных твоих молитв/ и далече отгоняя ополчения страстная постом/ и колеблющимся был еси, всеблаженне, непреклонное утверждение,/ Алипие преподобне,/ моли Христа Бога// спастися душам нашим.

Источник: azbyka.ru

     

Подписаться на обновления сайта