Кресто-Воздвиженский храм г. Винницы | Школа – сад Св. Николая

Нужна ли христианам анафема?

Иерей Назарий Давидовский

В. Суриков. Первый Вселенский Собор. Эскиз к росписи Храма Христа Спасителя

В. Суриков. Первый Вселенский Собор. Эскиз к росписи Храма Христа Спасителя

Это страшное слово «анафема». Что это за инструмент и для чего он нужен Церкви? Что происходит с человеком, преданным анафеме, и есть ли у него возможность изменить ситуацию? Может ли Церковь отменить анафему в силу раскрывшихся обстоятельств или нового видения?

Все зависит от тяжести греха и проступка

В Церкви есть определенные дисциплинарные взыскания, и они касаются абсолютно всех членов общины. В зависимости от тяжести совершенных грехов к христианам применяются разные дисциплинарные меры.

К примеру, для мирян это епитимья – запрещение на определенный срок приступать к Таинству Святого Причастия. В истории известны случаи, когда из-за тяжкого греха людей оставляли без Причастия, но они могли причащаться не Тела и Крови Христовых, а вкушать антидор и агиасму.

Все зависит от тяжести греха и проступка. Как говорится в Писании, «Если же согрешит против тебя брат твой, пойди и обличи его между тобою и им одним: если послушает тебя, то приобрел ты брата твоего; если же не послушает, возьми с собою еще одного или двух, дабы устами двух или трех свидетелей подтвердилось всякое слово; если же не послушает их, скажи церкви; а если и церкви не послушает, то да будет он тебе, как язычник и мытарь» (Мф. 18:15–17). Поэтому анафема может быть наложена, если человек сильно упорствует в каком-то грехе, не прислушивается к совету Церкви, к ее голосу.

Анафема – это отлучение от Церкви. Церковная община – как семья. И если кто-то в семье постоянно нарушает какие-то правила, то изначально его неоднократно наказывают, а потом уже говорят: «Это не член нашей семьи, он не принадлежит к нам». И анафема – это не проклятие, а свидетельство того, что этот человек не принадлежит к Церкви.

В древности церковь предавала анафеме еретиков. Как практика анафема появилась в V веке,со времен Халкидонского Собора.

На жесткой диете

Однако случаев, когда Церковь оглашает анафему, не так много. Чаще всего анафеме люди сами себя предают. Они сами уходят из Церкви – в секту или в никуда. И больше не принадлежат к Церкви. Общение разрывается – человек не является членом церковной общины.

Анафема обратима, если человек покается, понесет епитимью. У некоторых складывается представление, что епитимья – своеобразная каторга. И слово какое-то пугающее: если священник наложит епитимью, то всё – как в ссылку отправляют. Это неправильное понимание. Епитимья – не только заглаживание своей вины, а средство для воспитания человека, формирования его сознания. Это упражнение, которое дается человеку на определенный период.

Приведем медицинскую аналогию: при повышенной кислотности желудка возможно появление гастрита. Человек не соблюдает начальную диету, и у него возникает язва. Чтобы выздороветь, он должен перейти на жесткую диету, кушать очень мало и в ограниченном количестве. Но это нужно делать определенное время – для того, чтобы кровотечение остановилось, а слизистая зарубцевалась и зажила. Постепенно человек может вернуться к обычному ритму.

Так и в духовной жизни. Иногда начинается обострение, которое может выразиться или в хронической духовной «болезни», или еще в чем-то, и тогда налагается епитимья.

А анафема – свидетельство того, что человек отторгнут – он был среди нас, а теперь его нет с нами, нет общения с ним. Физически он есть, никуда не исчез, никто его не проклинает и не желает ему зла. Потому что любой христианин не может желать зла другому человеку, согласно Евангелию. Христос, пребывая на кресте, молился за своих распинателей.

Сложный вопрос

Филарет совершил раскол. Церковь звала его к себе – надо было смириться, возможности предоставлялись. Священнослужитель, не только монашествующий, и любой мирянин должен давать себе какой-то обет смирения. Филарета несколько раз предуведомляли: отлучение от священнослужения, лишение сана, потом монашества, а в итоге ему провозгласили анафему, отлучив от Церкви. Конечно, это был достаточно сложный вопрос, но его решение оказалось однозначным.

Константинопольский, Иерусалимский и Румынский патриархаты не признают анафему Мазепы. Более того, еще в 1918 году патриарху Тихону поступало обращение с просьбой рассмотреть вопрос о снятии анафемы с Мазепы, о чём Святейший Патриарх сообщил на совещании епископов в рамках проходившего тогда в Москве Поместного Собора Православной Российской Церкви. И хотя решение по этому вопросу тогда не было принято, никто не отвергает возможности вернуться к его рассмотрению в нынешнее время.

Провозгласить и отменить

Анафему снимают. Это обратимое действие. Но для этого нужно, чтобы человек покаялся. Если человек умер, не раскаявшись, то результат плачевный. Конечно, есть разные канонические нарушения. Мазепа, говорят, давал церковную клятву на Евангелие и допустил на русскую землю шведов. Таких примеров можно привести много, но нет четких критериев, по которым можно определить, заслуживает ли человек анафемы. Каждый случай – это некий набор факторов, и целесообразность анафемы устанавливается индивидуально.

Решение об анафеме принимает церковная власть. В ходе истории управление Церковью было разным: в древности одно, в Русской Православной Церкви – патриаршее правление в допетровские времена, при Петре Первом – Святейший Правительствующий Синод, который принимал коллегиальное решение. Сейчас эту функцию выполняет Священный Синод, возглавляемый Предстоятелем. Далее, согласно каноническому праву, решение об анафеме принимается Архиерейским Собором.     

В 1971 году Собор РПЦ снял анафему со старообрядцев. Собор предпринял деяние «об отмене клятв на старые обряды и на придерживающихся их», потому что ситуация была довольно обостренной. А наложена эта анафема была Большим Московским Собором еще в 1667 году. Так что это пример того, как поменялось мнение Церкви в некоторой степени.

Во время отпадения Католической церкви в 1054 году Папа Лев IX и Константинопольский Патриарх Михаил Керуларий провозгласили друг другу анафемы. Отменены они были лишь в 1965 году, когда Папа Павел VI и Вселенский Патриарх Афинагор встретились в Иерусалиме. Таким образом, анафемы и провозглашались, и отменялись.

Надо снимать напряжение

Может, такое же обострение и с Киевским патриархатом? Это мое личное мнение, и я ни к чему не призываю, но рано или поздно этот вопрос нужно будет решать. Разъединение православных церквей в Украине – это ненормально. Хочется, чтобы все мы были едиными не только в своем государстве, но и в духовном плане, чтобы у нас не происходило таких противостояний. В последнее время наши отношения напряжены. Со стороны раскольников часто звучат агрессия и разного рода обвинения.

Архимандрит Кирилл, который преподает в Йельском университете, в 2009 году был одним из основателей комиссии по диалогу между нашей Церковью и Киевским патриархатом, а также участником симпозиума всех веток украинского православия, проходившего в Канаде в 2014 году. Он сказал, что, несмотря на большое количество разделяющих факторов, нас многое объединяет. Наша Церковь, Киевский патриархат, католицизм, протестантские деноминации – у всех нас разные понятия и юрисдикции. Это то, чем мы отличаемся. Но при решении проблем гомосексуализма, наркомании, отсутствии мира во всем мире и других социальных вопросов христиане, невзирая на свои личные взгляды, должны быть одноголосны.

Надо снимать напряжение, спокойно беседовать друг с другом. Мы должны совместно продлевать и развивать киевскую богословскую традицию, вести диалог в ее духе. И в итоге, возможно, исчезнет существующая обостренность, а стороны достигнут компромисса. Конечно же, вопросов очень много. Нужно общаться. Мы призываем: «Давайте объединяться на канонических основаниях». И пусть это не случится сиюминутно, не в этот год, но со временем увидим результат. Наша Церковь ведет диалог со старообрядцами, с католиками. Мы не разделяем мнение христианских деноминаций, которые признают однополые браки и т. п. Но есть и другие, избравшие истинные пути. И во время этого диалога можно что-то делать для общества. Потому что христианин не должен воинствовать с другими, ему следует бороться со своими страстями и грехами.

Анафемой мы человека не уничтожаем

«Нужна ли христианам анафема?» На этот вопрос очень легко ответить. Спросим родителей: «Надо ли наказывать детей за проступки?» Конечно, ребенок должен научиться отвечать за содеянное. Я когда-то был на конференции, посвященной воспитанию детей, и одна психолог предположила, что надо не бояться бить детей по лицу. Но ведь это унижение для человека, правда? А другая вышла и сказала, что нельзя…

И она права – человека надо наказывать, но не унижать. Это разные вещи.

Анафемой мы человека не уничтожаем. Инквизиции не надо проводить, но анафема как дисциплинарное средство должна провозглашаться Церковью в том случае, когда все другие увещевания ни к чему не привели. Предавать анафеме нельзя по политическим соображениям или под воздействием эмоций.

Человек сам выбирает

У Льва Толстого была возможность покаяться – его оппонентом был Иоанн Кронштадтский. Но писатель выступил против учения Церкви. Творческое наследие человека, его потенциал и мировоззрение зачастую надо рассматривать сквозь призму разных факторов. Еще пример: Мазепа был предан анафеме, а колокольня Софийского собора сохранилась до сих пор. Да и строительство Киево-Печерской лавры он спонсировал. Мы с этим живем, колокольней любуемся. И Филарет в свое время строил церкви и рукополагал в духовенство. Поэтому вопрос о разных аспектах анафемы достаточно сложный, и на него тяжело ответить однозначно. Да, бывают политические нюансы и прочее, но человек сам выбирает: быть в Церкви или отлучиться от нее. Только не у всех этот выбор происходит шумно и с оглаской.

Записала Марина Богданова

Источник: pravlife.org

     

Подписаться на обновления сайта