Кресто-Воздвиженский храм г. Винницы | Школа – сад Св. Николая

Преподобная Мелания Римляныня

Память 31 декабря / 13 января

Преподобная Мелания Римляныня
Преподобная Мелания Римляныня

В то время, когда христианская Церковь приобретала официальный статус в Римской империи, некоторые женщины из среды высшей римской аристократии, увлеченные рассказами об аскетических подвигах египетских монахов и пламенными проповедями блаженного Иеронима[1] , отрекались от суеты мира и ступали на тесный путь, ведущий в Царство Небесное. Святые Аселла, Фабиола, Маркелла, святая Павла и ее дочь Евстохия, святая Мелания Старшая[2] и ее внучка святая Мелания Младшая – все они оставили свои богатства, мирскую славу и беспечную жизнь, дабы посвятить себя делам милосердия и подвижническим трудам, будь то в Риме или в Святой Земле.

Валерия Мелания[3] родилась в 383 году. В 14 лет она должна была против своей воли стать женой близкого родственника Пиниана. Как только свадебная церемония закончилась, она предложила молодому супругу жить в воздержании. Пиниан в ответ предложил ей сперва родить двух детей, дабы обеспечить наследование, а уже затем вместе оставить мир. Первой у супругов родилась дочь, которую они сразу же посвятили Господу. Продолжая для видимости вести светскую жизнь, подобающую богатой аристократке, Мелания стала носить под одеждами из шелка грубую тунику из конского волоса и начала втайне от всех умерщвлять плоть. В 403 году во время преждевременных родов умер ее сын, сама же она избежала смерти, лишь взяв с мужа клятву не откладывать более принятого решения.

Ее бабка, Мелания Старшая, прибывшая с востока годом ранее после 37 лет отсутствия, всячески поддерживала это святое намерение. Когда смерть единственной дочери и отца Пиниана избавила их от всяких земных привязанностей, супруги оставили роскошный дом и отправились в одно из своих имений в окрестностях Рима. Там они посвятили себя заботе о странниках и помощи больным и узникам.

Мелания сама изготовила для Пиниана грубую тунику. Следуя примеру Того, Кто, будучи богат по Своему Божеству, сделался беден и воспринял нашу человеческую природу, дабы обогатить ее Своей бедностью (см.: 2 Кор. 8: 9), Мелания принялась избавляться от своего несметного состояния, ибо супруги видели во сне высокую стену, которую им надлежало преодолеть, прежде чем по узкому мостику войти в Небесное Царство. Однако задуманное ими дело оказалось отнюдь не простым, ибо их владения были разбросаны по всей империи, от Британии до Африки и от Испании до Италии, а их роскошные имения мог позволить себе приобрести один император. Перераспределение столь огромных богатств могло пагубно сказаться на всем государственном хозяйстве, и некоторые их родственники из числа влиятельных сенаторов прилагали все усилия, дабы воспрепятствовать этому намерению. Все же, благодаря содействию императрицы, Мелания сумела отпустить на волю 8 тысяч своих рабов, дав каждому из них по три золотых. Затем при посредстве доверенных людей святая принялась без счета расходовать свои несметные богатства на богоугодные дела: по всей империи она основывала церкви и монастыри, жертвовала золото, драгоценности, дорогие сосуды и ткани для богослужения, передавала целые имения Церкви или же продавала их, расходуя вырученные средства на милостыню.

В 410 году Рим был разграблен готами под предводительством Алариха. Тогда добродетельные супруги, а с ними 60 монахинь и 30 монахов, перебрались на Сицилию, а оттуда в Тагасту, в Северной Африке. Там они потратили остатки своего имущества на учреждение монастырей и помощь людям, пострадавшим от нашествия варваров. «Если хочешь быть совершенным, пойди, продай имение твое и раздай нищим; и будешь иметь сокровище на небесах; и приходи и следуй за Мною» (Мф. 19: 21). Не в пример богатому юноше из евангельского рассказа, святая Мелания с радостью рассталась со всем, что имела, чтобы последовать за Господом.

Освободившись от всех земных уз, она ступила на поприще подвижничества. Святая, которой не было еще и 30 лет, ради любви Божией, неудержимо пылавшей в ее сердце, возложила на себя самые суровые подвиги, достойные старцев-пустынножителей. Она не позволяла себе никаких послаблений под предлогом избавления от привычки к изнеженности, усвоенной ею с юных лет. Мелания неизменно носила власяницу и очень скоро приучила себя к полному посту пять дней в неделю, лишь по субботам и воскресеньям она подкрепляла телесные силы скромной трапезой. Только по настоянию своей матери Альбины, сопровождавшей ее во всех странствиях, святая согласилась вкушать немного елея в течение трех дней, следующих за праздником Пасхи.

Наслаждением для святой Мелании было чтение Священного Писания, житий святых и произведений отцов Церкви, которые она читала по-латыни и по-гречески. После короткого двухчасового отдыха она проводила всю ночь в молитвах, побуждая также дев, последовавших за ней в святой жизни, вместе участвовать в бдениях, всем сердцем ожидая Небесного Жениха.

Несмотря на стремление посвятить себя без остатка Господу и никогда не прерывать сосредоточенной молитвы, святая не могла совсем удалиться на пустынножительство, имея многочисленные обязанности. Поэтому дневное время она отдавала делам милосердия и попечению о духовных чадах, ночи же посвящала одному только Богу, затворившись в некоем подобии ящика, в котором невозможно было даже выпрямиться во весь рост. Искушавшему ее бесу тщеславия святая отвечала с насмешкой и презрением, ко всем же людям относилась с величайшей кротостью, сказав перед своей кончиной, что ни единого раза не отошла ко сну со злобным помыслом в сердце.

Проведя семь лет в Африке, святая Мелания отправилась паломницей в Святую Землю вместе с матерью и супругом, ставшим ее духовным братом. Остановившись в Александрии, они посетили святителя Кирилла и старца Нестора, который укрепил их пророческими словами. Прибыв в Иерусалим, святая проводила все дни в храме Воскресения Господня, а с заходом солнца, когда затворялись двери церкви, отправлялась на Голгофу и там проводила всю ночь. Совершив затем еще одну поездку в Египет и побывав у святых старцев Нитрийской пустыни, святая поселилась на Масличной горе в маленькой дощатой келье, которую ее мать велела соорудить в отсутствие дочери. Там она и прожила следующие четырнадцать лет с 417 по 431 год. Каждый раз с наступлением Великого поста, от Богоявления до Пасхи, святая затворялась в этой келье, облаченная во вретище и возлежа на пепле. Она не допускала к себе никого, кроме матери, супруга и брата во Христе Пиниана и молодой родственницы по имени Павла, дочери святой Павлы.

Столь строгое затворничество не препятствовало, однако же, святой Мелании принимать живое участие в жизни Церкви. Пылая ревностью о чистоте Православия, она решительно выступила против последователей Пелагия, придававших слишком большое значение свободе человеческой воли. В этом она следовала учению святого Иеронима, с которым познакомилась во время его пребывания в Вифлееме, и святого Августина, относившегося к святой с большим восхищением и посвятившего ей свой труд «О благодати Христовой и первородном грехе».

По смерти матери в 431 году святая Мелания покинула затвор и основала на Масличной горе монастырь, в котором был принят римский богослужебный обряд и который вскоре собрал в своих стенах 90 дев, благодаря усердию Пиниана, в свою очередь вставшего во главе мужской обители из 30 монахов. Сама же святая Мелания по глубочайшему смирению отказалась руководить новой обителью, но назначила другую настоятельницу, взяв на себя лишь духовное окормление сестер как поучительным словом, так и живым примером своей богоугодной жизни.

Подражая Господу Иисусу Христу, святая добровольно сделалась слугой для всех, незаметно для других навещая и утешая больных сестер и выполняя своими руками самую черную работу. Она учила сестер освящать душу и тело хранением святого девства и неустанно принуждать себя, по слову Спасителя: «Царство Небесное силою берется, и употребляющие усилие восхищают его» (Мф. 11: 12), дабы отречься от своей воли и на камне послушания строить духовный храм добродетели. Приводя примеры из жизнеописаний святых отцов, Мелания призывала послушниц к усердию в духовной брани, к трезвению перед кознями лукавого, к ревности о Боге и стяжанию сосредоточенности ума в ночной молитве, но прежде всего – к любви Христовой.

«Любые добродетели и любые подвиги тщетны без любви, – говорила святая. – Диавол способен изображать любую из наших добродетелей, но побеждаем бывает единственно смирением и любовью».

Когда в 432 году скончался духовный брат Мелании Пиниан, она погребла его рядом с матерью Альбиной, возле той самой пещеры, где Господь предсказал апостолам падение Иерусалима. Там же она соорудила для себя новую келью, совершенно лишенную окон и какого-либо сообщения с внешним миром, и провела в ней четыре года. После этого святая поручила ученику и своему будущему биографу, священнику Геронтию, основать на месте Вознесения Спасителя мужской монастырь, в котором сама исполняла обязанности духовника, что явилось исключительным примером в истории Церкви.

 

В конце 436 года святая Мелания отправилась в Константинополь по просьбе своего дяди, могущественного вельможи Волузиана, закосневшего в язычестве. Прибыв в город, святая обнаружила дядю тяжело больным и с помощью святого патриарха Прокла сумела убедить Волузиана перед смертью принять крещение. В то время столица Восточной Римской империи была охвачена смутами, вызванными еретическим учением Нестория, и святая решительно выступила в защиту православного догмата. Затем она спешно возвратилась в свой монастырь на Масличной горе.

В следующем году в Святую Землю прибыла сама императрица Евдокия для паломничества, которое советовала ей совершить святая Мелания, еще будучи в Константинополе. Евдокия приняла наставления от святой, которую почитала как духовную мать, посмотрела на благообразие ее обители, а также получила от Мелании прозорливые советы по поводу многочисленных и богатых вкладов, которые императрица намеревалась сделать в уже существующие и вновь основанные ею церкви и монастыри.

Хотя Господь незамедлительно даровал исцеления по молитвам святой, она, опасаясь быть уловленной через тщеславие, неизменно давала просившим о помощи либо немного елея от лампад над гробницами мучеников, либо какую-то вещь, принадлежавшую ранее святому человеку, дабы приходивший не подумал, что своим исцелением он обязан ее собственной добродетели.

Проходя так свое поприще, неизменно устремленная навстречу Небесному Жениху, святая Мелания более всего желала наконец «разрешиться и быть со Христом» (Флп. 1: 23). В 439 году, когда святая пребывала в Вифлееме на празднике Рождества, ее постигла болезнь. Сразу же по возвращении в Иерусалим она собрала сестер своей обители, дабы преподать последние духовные наставления, и обещала всегда незримо пребывать среди них, если только они будут блюсти ее установления и со страхом Божиим хранить горящими свои светильники в ожидании пришествия Спасителя, как подобает мудрым девам (см.: Мф. 25: 1–13). Проведя шесть суток в болезни, святая произнесла последнее наставление монахам, назначив Геронтия настоятелем и духовником обоих монастырей. После этого святая Мелания мирно и радостно отошла ко Господу, произнеся перед смертью слова: «Как угодно было Господу, так и сделалось» (Иов 1: 21).

Монахи, собравшиеся на ее погребение из монастырей и пустынь со всех концов Палестины, отслужили всенощное бдение, а на рассвете, возложив рядом с ней одежды, пояса, куколи и другие предметы, полученные ими с благословением от святых подвижников, предали ее тело земле.

Монастырь святой Мелании был разрушен в 614 году во время нашествия персов, однако ее пещера на Масличной горе и ныне почитается христианами.

13 января 2013 года

[1] Блж. Иероним (память 15 июня) оставил мир и интеллектуальную жизнь столицы империи и стал монахом и пламенным апологетом аскетической жизни. Благодаря ему до нас дошли жизнеописания многих из упомянутых святых подвижниц.

[2] Эти святые римлянки не упоминаются в византийских Синаксарях. Память прп. Аселлы († после 385) празднуется Западной Церковью 6 декабря, прп. Фабиолы († 399) – 27 декабря, прпп. Павлы и дочери ее Евстохии – 26 января (и 28 сентября), прп. Маркеллы († 410) – 31 января. Имя прп. Мелании Старшей не упомянуто ни в Мартирологиях, ни в Синаксарях, быть может, по причине ее конечной размолвки с блж. Иеронимом. Тем не менее Палладий посвящает ей немало хвалебных слов (Палладий. Лавсаик. 46 и 54).

[3] Мы излагаем ниже вкратце «Житие Мелании Младшей», составленное ее учеником пресвитером Геронтием и считающееся одним из шедевров агиографической литературы (SC. 90).

Источник: pravoslavie.ru

     

Подписаться на обновления сайта